Богатей. Вся информация для достойной жизни

Почта

Поиск на сайте

Книга отзывов

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ


№ 3 (843) от 25.03.2022

 

«Расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно» (Сергей ТАШЕВСКИЙ)

Сказка о безумном поезде

Николай Бондаренко раскритиковал инициативу о бесконечном переизбрании одного человека губернатором Саратовской области

Пора и кнут применить (Олег КОМАРОВ)

Полгода новому составу городской думы. Всё то же и всё так же (Сергей ПЕРЕПЕЧЁНОВ)

Неорганизованной толпой… (Ольга СОКОЛЬСКАЯ)

Можем жаловаться..! (Сергей ПЕРЕПЕЧЁНОВ, и.о. Председателя НОД «Союз жителей аварийных и ветхих домов города Саратова»)

Апартаменты на Кумысной поляне, очистные в Багаевке, гидропарк на острове и кругом – велодорожки. Что еще вписали в саратовскую агломерацию

Без капитального ремонта власти всякий другой «капремонт» будет только нашим грабежом (Сергей ПЕРЕПЕЧЕНОВ)

Они врут уже не зная точно – зачем (Борис КАГАРЛИЦКИЙ)

Группу Дятлова погубила баллистическая ракета (Владимир ГАРМАТЮК)

Уважаемые посетители сайта!

Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн» является логическим продолжением издающейся с 1997 года газеты «Богатей», сохраняя нумерацию печатного издания и периодичность выпусков.


На острие событий



Выборами это назвать нельзя

12 сентября в Саратовском обкоме КПРФ состоялась пресс-конференция лидеров местных коммунистов – депутата Госдумы Ольги Алимовой, Александра Анидалова, Николая Бондаренко и Владимира Есипова по итогам Выборов-2022. Читать полностью...


Михаил Горбачев принес нам свободу, а мы его предали

30 августа ушел из жизни великий политический деятель, давший нашей стране возможность стать цивилизованным, демократическим, экономически развитым государством. Он сделал всё для этого. И не его вина, что мы не воспользовались этим. Читать полностью...


Петр Щедровицкий: «В России нет государства»

В гостях у Радио Свобода (выполняет функции иностранного агента – Ред.) Петр Щедровицкий, философ и методолог, президент фонда Института развития имени Григория Петровича Щедровицкого. Обсуждаем, что произошло с Россией за прошедшие 22 года, каким образом страна оказалась в этой точке лета 2022 года, как на это посмотреть из большой, долгой перспективы. Происходящее сейчас: военная спецоперация, нынешний отрыв, деглобализация России, изоляция – это случайно или закономерно? Читать полностью...


Валентина Матвиенко: «Недопустимо вообще говорить о возможности ядерной войны»

Подобные заявления Матвиенко больше походят на наезд и даже оскорбления в адрес руководства страны. Когда она говорит, что любой здравомыслящий человек не может говорить на эти темы, а они наговорили ё-моё сколько! В частности, господин Песков в марте 2022 года зарядил, что Россия может использовать ядерное оружие при реальной угрозе стране. Или господин Медведев, в июне 2022 года назвал ошибочным представление о невозможности ядерной войны. Он вообще столько налепил за это время. Читать полностью...


Почём нынче квадратный метр Отчизны?

Жители аварийных домов к своей участи переселенцев (уж хорошей или плохой) готовятся много лет... А вот для жителей Предмостовой площади это событие стало шоком – весной их дома решили снести, чем к осени их и осчастливить..! Читать полностью...


Место встречи изменить донельзя

С 16 по 18 июня в Санкт-Петербурге прошел первый «Форум мирной России»: оппозиционные политики и эксперты обсуждали новые реалии, с которыми несогласные с курсом власти столкнулись после начала спецоперации на Украине. Дискуссии велись в центре города подчеркнуто официально, хотя и в условиях беспрецедентной для массового мероприятия секретности. В итоге впервые за долгое время «внесистемщиков» не разогнала полиция, хотя сами они признавались, что все больше чувствуют себя диссидентами, нежели оппозицией. Читать полностью...


Россия, какой она могла бы быть, или Обратно в прошлое с Путиным

Россия, какой она могла бы быть – выбраться из идеологического «болота» XX века можно лишь радикальными методами. Блеск ее стильных мегаполисов внушает, что Россия обновилась. Однако психологически она не изменилась ни на йоту. Читать полностью...


Закрыть любое СМИ можно простым нажатием одной кнопки

6 апреля 2022 года в Государственную Думу был внесен законопроект, который предполагает поправки в три действующих закона: Закон «О СМИ», Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». 24 мая Госдума приняла в первом чтении этот законопроект. Читать полностью...







Невыдуманные истории от Ивана Дурдомова


Манифсет свободной гражданской журналистики


Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн»

Главный редактор - Свешников Александр Георгиевич.
Телефон: 8-903-383-74-68.
E-mail: gazetabogatey@yandex.ru

© Вся информация, представленная на сайте, защищена законом «Об авторском праве и смежных правах». При перепечатке и ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

© Разработка сайта: Кирилл Панфилов, 2006


Информация о сайте


Красная кнопка



Пресс-релизы



Новостной дайджест




Информационные материалы

Свежий номер Архив номеров     Реклама на сайте

| К свежему номеру |

Между местью и забвением: концепция переходного правосудия для России

Н.А. БОБРИНСКИЙ, С.М. ДМИТРИЕВСКИЙ

Безнаказанность преступлений стала в России обыденностью. О ней регулярно сообщают средства массовой информации и правозащитные организации. Сотни таких случаев были рассмотрены в международных механизмах защиты прав человека, прежде всего в Европейском Суде по правам человека. Эту проблему признают и представители властей.

Продолжение. Начало см. в № 9 (838) от 22.10.2021

2.4. Вмешательство в деятельность представительных органов власти и политических партий

Если предыдущая линия противоправного поведения сводится к «самовоспроизводству» исполнительной власти в рамках формально существующих демократических процедур, то при вмешательстве в деятельность представительных органов власти и политических партий речь идёт о фактическом присвоении администрацией их полномочий и прав. Депутаты и партийные руководители должны действовать свободно и отчитываться за свои правомерные поступки только перед избирателями или, соответственно, членами партии. Сопровождающееся принуждением воздействие исполнительной власти на их работу лишает их такой автономии, превращает народных представителей в агентов чиновников.

Вмешательство в деятельность политических партий происходит в основном неформально, а на представительные органы у исполнительной власти есть как неформальные, так и официальные способы воздействия. К числу последних относится, например, существовавший в период с 2004 по 2012 год порядок назначения на должность губернатора, в соответствии с которым Президент был наделён правом роспуска законодательного органа в случае трёхкратного отклонения последним предложенной Президентом кандидатуры.

Принуждение депутатов к голосованию противоправно тогда, когда оно происходит не в порядке партийной или фракционной дисциплины, а извне, в частности со стороны органов исполнительной власти. Громким случаем такого давления на депутатов Государственной Думы стало понуждение их к единогласному принятию так называемого «антисиротского закона». Участие чиновников в достижении нужного администрации результата голосования в парламенте может быть квалифицировано как превышение должностных полномочий (часть 1 статьи 286 УК РФ). Если эти действия были совершены с умыслом на дискриминацию определённых групп граждан, на воспрепятствование свободному осуществлению избирательных прав или на воспрепятствование проведению публичных мероприятий, – по статье 136, пункту «б» части 2 статьи 141 или статье 149 УК РФ соответственно.

Аналогичным образом следует рассматривать и ситуации, в которых чиновники заставляли руководителей политических партий исключать из партии нелояльных администрации членов или принимать другие выгодные им решения (например, исключение Дмитрия Гудкова из партии «Справедливая Россия», предположительно инициированное Администрацией президента РФ). В таком принуждении также есть признаки превышения должностных полномочий.

2.5. Вмешательство в деятельность институтов правосудия

Присвоение власти в форме вмешательства в правосудие также происходит через воздействие на участвующих в его отправлении должностных лиц, как через формализованные механизмы, так и неофициально. Примером первых может служить указ Президента РФ, в котором Верховному Суду РФ даются рекомендации о подготовке и утверждении обзоров судебной практики и устанавливаются сроки их исполнения. Это фактическое поручение главы государства игнорирует принцип разделения властей и независимость судебной власти.

В отличие от судов органы предварительного расследования преступлений входят в состав исполнительной власти и подчиняются Президенту РФ. При этом лишь следователям Следственного комитета РФ законом гарантирована независимость от иных государственных органов. Тем не менее, исходя из положений Уголовно-процессуального кодекса, только лица, назначенные на должность следователя, руководителя следственного отдела, дознавателя, начальника органа либо подразделения дознания, уполномочены расследовать преступления, что исключает права каких-либо третьих лиц вмешиваться в предварительное расследование иначе, как в предусмотренном законом порядке. То же касается участия в отправлении правосудия прокурорских работников, которые, в силу особого статуса прокуратуры, не входят в состав исполнительной власти и, в отличие от следователей, Президенту РФ подчиняться по закону не обязаны. Их независимость специально подтверждена в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации».

Поэтому исходящие от чиновников и не основанные на законе команды о принятии органами предварительного расследования процессуальных решений либо об отказе от исполнения ими своих обязанностей, в зависимости от направленности и последствий, должны оцениваться как вмешательство в деятельность прокурора, следователя, дознавателя с использованием должностного положения (часть 3 статьи 294 УК РФ), организация привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (статья 299 УК РФ), незаконного освобождения от уголовной ответственности (статья 300 УК РФ), заведомо незаконного заключения под стражу (части 2 или 3 статьи 301 УК РФ).

Случаи подобного рода воздействия становятся достоянием общественности нечасто. Из примеров можно назвать сообщение о практике принуждения губернаторов со стороны сотрудников Администрации президента РФ через организацию проверочных мероприятий правоохранительных органов.

Из статьи «Центр управления демократией» журнала «Коммерсантъ. Власть»

«Формальных рычагов влияния у скромного советника управления [по внутренней политике Администрации президента РФ. – Прим. Н. Б.] или даже заместителя главы департамента на губернатора нет, разве что докладная записка начальству. Правда, порой одна записка может дорого стоить ее персонажу, объясняет кремлевский чиновник. По большей части работает система неформальных договоренностей, личных симпатий и антипатий, ну и в крайних случаях – намека на нежелательность поведения. „Например, сказал президент выдать квартиру ветерану, а губернатор затягивает процесс. Ну можно объяснить губернатору, что он неправ. Как надавить на губернатора? Ну есть же правоохранительные органы, а у него… тоже наверняка что-нибудь есть. Бизнес, например. В задачу каждого куратора входит общение со всеми правоохранительными органами региона, – тактично объясняет логику работы с регионами экс-чиновник, пожелавший остаться неназванным. – Единственное, что с судьями мы никогда не общались. Считали, что это неправильно. С судьями общались полпредства: если что, мы звонили в полпредства“».

О возможном давлении на следствие с целью освобождения от ответственности подозреваемых в совершении преступления сообщалось в связи с расследованием покушения на журналиста Олега Кашина, убийства Бориса Немцова.

Адресованные судьям команды или указания должностных лиц также следует квалифицировать как преступление, предусмотренное частью 3 статьи 294 УК РФ. Один из самых громких публичных примеров такого рода злоупотреблений – признания Натальи Васильевой, помощницы судьи Хамовнического районного суда города Москвы Виктора Данилкина.

Обстоятельства вынесения приговора по второму делу Ходорковского и Лебедева (по материалам интернет-издания «Газета.Ру»)

30 декабря 2010 года Хамовнический суд города Москвы (судья Виктор Данилкин) признал Михаила Ходорковского и Платона Лебедева виновными по статье 160 и части 1 статьи 174 УК РФ и приговорил к 14 годам заключения. 14 февраля 2011 года помощница Виктора Данилкина и по совместительству пресс-секретарь Хамовнического суда Наталья Васильева заявила в интервью «Газете.Ру», что ход процесса по делу Ходорковского и Лебедева контролировался руководством Московского городского суда, а приговор по нему был написан судьями этого суда. Впоследствии сам Виктор Данилкин опроверг эти утверждения.

2.6. Политические репрессии

Последняя из выделенных нами линий противоправного поведения охватывает различные действия по подавлению оппозиции, не связанные с выборами и средствами массовой информации, иными словами – политические репрессии. Эти посягательства направлены не только против жизни, здоровья, свободы, собственности и достоинства конкретных людей, но и против народовластия и политического многообразия, так как сдерживают политическую конкуренцию и лишают народ возможностей для свободного политического волеизъявления.

В исследовании интернет-проекта «ОВД-Инфо» «Политические репрессии в России в 2011-2014 годах: уголовные преследования» было предложено определять политические репрессии как преследование по политическим мотивам, под которым понимается «желание власти или её представителей каким-либо образом устранить либо политического оппонента, либо человека, мирным образом отстаивающего какие-либо политические, общественные, религиозные идеи и принципы, равно как борющегося с какими-нибудь действиями власти». Автор доклада «ОВД-Инфо» выделяет три категории политических репрессий – уголовные, административные и внесудебные. Далее здесь используется эта классификация. В отдельную категорию можно выделить гражданско-правовые репрессии: взыскание судами с политических оппонентов властей денег или другого имущества, лишение родительских прав по явно необоснованным искам.

В докладе «ОВД-Инфо» уголовные политические репрессии разделены на две группы: не направленное на конкретного человека политическое преследование «в силу закона» за мирное осуществление основных прав – на свободу собраний, слова, ассоциаций – и адресное преследование политических оппонентов властей. К первой категории авторы исследования относят привлечение к уголовной ответственности за нарушение антиэкстремистского законодательства и преследование участников публичных собраний. В неё же, по нашему мнению, следует включить получившую распространение практику привлечения к уголовной ответственности за оправдание терроризма и государственную измену без связи с какими-либо противоправными действиями, а также преследование за участие в работе организаций, объявленных «иностранными агентами» (статья 330.1) или признанных «нежелательными» на территории РФ (статья 284.1). Правозащитный центр «Мемориал» относит к политическим репрессиям и преследование за мирное осуществление свободы совести.

Запрет экстремизма установлен в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», его нарушение карается Уголовным кодексом РФ, а именно статьями 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 280.1 (призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ), 282.1 (организация экстремистского сообщества), 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) и 282.3 (финансирование экстремистской деятельности). К числу преступлений экстремистской направленности относится также возбуждение ненависти либо вражды и унижение человеческого достоинства (статья 282). По цели запрещённого деяния к экстремистским преступлениям близки (и часто рассматриваются совместно с ними) так называемое «оскорбление чувств верующих» (части 1 и 2 статьи 148), публичные призывы к терроризму, оправдание или пропаганда терроризма (статья 205.2) и реабилитация нацизма (статья 354.1). Предварительным условием для преследования за организацию деятельности экстремистской организации служит признание её таковой судом.

По статьям 280 и 282 Уголовного кодекса РФ были привлечены к уголовной ответственности сотни людей, как оппозиционных активистов, так и аполитичных, зачастую лишь за короткие комментарии в социальных сетях. Участников запрещённых религиозных сообществ, таких как Свидетели Иеговы, преследуют по статье 282.2.

Уголовное преследование за преступления экстремистской направленности и оправдание терроризма, как правило, сопровождается включением подвергнутого ему лица в перечень террористов и экстремистов и ограничением операций с денежными средствами на банковских счетах, ценными бумагами и имуществом.

В российском правозащитном сообществе сложился консенсус по поводу того, что запрет экстремизма должен быть ограничен по признаку насилия (применение насилия, угроза его применения, призывы к насилию или иная явная поддержка насилия). Не связанные с насилием действия, подпадающие под названные статьи Уголовного кодекса РФ, не содержат общественной опасности и не должны преследоваться в уголовном порядке. Европейский Суд по правам человека также придерживается этого подхода.

Преследование участников публичных акций, как правило, оформляется через такие статьи УК РФ, как массовые беспорядки (статья 212, наиболее известный пример – «болотное дело», возбуждённое после разгона приуроченного к вступлению в должность Президента РФ Владимира Путина шествия 6 мая 2012 года в Москве), применение неопасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителя власти (часть 1 статьи 318) или мотивированное ненавистью или враждой хулиганство (пункт «б» части 1 или часть 2 статьи 213, по этой статье были осуждены участницы акции 21 февраля 2012 года в Храме Христа Спасителя). В 2014 году в Уголовный кодекс была включена статья 212.1, карающая за «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Конституционный суд РФ в 2017 году по жалобе активиста Ильдара Дадина, осуждённого к трём годам лишения свободы, признал практику привлечения к ответственности за это преступление антиконституционной, однако сама статья 212.1 сохранила своё действие. В 2018 году преследование за «неоднократное нарушение установленного порядка» возобновилось, в сентябре 2019 года активист Константин Котов за это «преступление» был приговорён к четырём годам колонии общего режима.

Среди перечисленных «политических» преступлений выделяются те, которые можно охарактеризовать как криминализованные безосновательно и антиконституционные. Это означает, что любое уголовное преследование за их совершение неправомерно, независимо от фактических обстоятельств содеянного. По нашему мнению, к числу таких преступлений, изначально не содержащих общественной опасности и антиконституционных, относятся:

  • Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих (части 1 и 2 статьи 148). Этот запрет выходит за пределы правомерных оснований для ограничения свободы выражения мнений, предусмотренных в пункте 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и в пункте 2 Европейской Конвенции по правам человека, кроме того, его содержание описано с помощью неопределённых или субъективно воспринимаемых терминов, применение которых создаёт предпосылки для произвола.
  • Публичное оправдание или пропаганда терроризма (статья 205.2). Помимо призывов к терроризму, криминализация которых представляется обоснованной, эта статья Уголовного кодекса запрещает такие публичные высказывания, как «заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании» («оправдание терроризма»), и распространение информации в целях «формирования у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности» («пропаганда терроризма»). Понятие «идеология терроризма», к которому отсылают эти запреты, законом не определено и допускает произвольное толкование.
  • Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (статья 212.1). В Постановлении Конституционного Суда РФ по жалобе Ильдара Дадина этой норме Уголовного кодекса дано ограничительное толкование. В частности, прямо указано на недопустимость лишения свободы за это деяние в том случае, если проведённое публичное мероприятие имело мирный характер, а нарушением порядка его проведения не был причинён вред и не возникла угроза его причинения. Законодателю было предложено уточнить содержание этой нормы. Тем не менее статья 212.1 до сих пор не изменена и применяется в нарушение обязательного в силу закона толкования Конституционного Суда РФ.
  • Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ её деятельности (статья 284.1). Согласно закону, решение о признании организации «нежелательной» принимается Генеральным прокурором РФ произвольно, без необходимости обосновать его каким-либо конституционно значимыми ценностями (что необходимо в силу части 3 статьи 55 Конституции). По нашему мнению, криминализация нарушения произвольного запрета, ограничивающего права человека, необоснованна.
  • Публичное распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны (части 1 и 2 статьи 354.1) и распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества (часть 3 той же статьи). Эти нормы устанавливают уголовный запрет за простое осуществление свободы выражения мнений об исторических событиях, которое по определению не может затрагивать чьи-либо правоохраняемые интересы.
  • Злостное уклонение от исполнения обязанностей, определённых законодательством РФ о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента (статья 330.1). Хотя Закон «Об иностранных агентах» и был признан не противоречащим Конституции России, авторы разделяют доводы особого мнения судьи Конституционного Суда В. Г. Ярославцева (как и других критиков этого закона) о том, что его положения носят произвольный и дискриминационный характер и нарушают право на достоинство личности. По этой причине уголовное преследование за неисполнение этого закона безосновательно.

Прочие «политические» статьи Уголовного кодекса могут карать и за имеющее реальную общественную опасность поведение, поэтому для оценки их применения в качестве акта политических репрессий необходима проверка обстоятельств каждого уголовного дела на наличие в нём политического мотива преследования.

Преследование оппозиционеров и гражданских активистов по «неполитическим» статьям характеризуется предъявлением им бездоказательных уголовных обвинений при наличии оснований предполагать за ними политический мотив. Один из самых ярких примеров репрессий этого типа – осуждение Алексея Навального и Петра Офицерова по делу «Кировлеса».

Продолжение следует…

 

Весь номер на одной странице

 

| На главную страницу |