Богатей. Вся информация для достойной жизни

Почта

Поиск на сайте

Книга отзывов

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ


№ 39 (641) от 06.12.2012

 

Как спасти конституционный строй? (Главный редактор газеты «Богатей» А.Г. СВЕШНИКОВ)

О запретах и запретителях (Михаил ПРОХОРОВ, бизнесмен www.echo.msk.ru 22 ноября 2012 года)

Саратовский Марш свободы

Анекдоты про борьбу с коррупцией (www.anekdot.ru)

Пишите письма… к юбилею (Лана СОКОЛОВА)

Театр снова на «высоте» (Екатерина БОГДАНОВА)

Против реформы образования (Сергей ПЕРЕПЕЧЕНОВ)

За журналистику как поступок – 2012 (Юрий ЧЕРНЫШОВ Член жюри конкурса им. А.Д. Сахарова)

«Народ вас не выбирал», но судьям это не важно (Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ)

СОИ на распутье (Юрий ЛЕОНИДОВ)

Метаморфозы нашей власти (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

Смешная борьба с коррупцией (Андрей БИЛЬЖО 19 ноября 2012 года www.echo.msk.ru)

Первый этап очищения пройден, идем дальше (Владимир КОРНЕВ 2 декабря 2012 года www.ФОРУМ.мск.ru)

Русский язык для мигрантов (Пресс-служба ИГСО)

Защита трудовых прав с помощью Интернета (Пресс-служба Государственной инспекции труда в Саратовской области)

Зарплата ниже допсоглашения (Пресс-служба Государственной инспекции труда в Саратовской области)

Сколько стоит «нехорошая» квартира?

Спит полицейский, спит прокурор – только не спят воры (Антон БЛАЖЕННЫЙ)

Мы придем на край земли! (Юрий ЧЕРНЫШОВ)

Гришинские родники: вчера, сегодня, завтра (Лана СОКОЛОВА)

«Саратовские страдания» в Калининске (Елена АНДРЕЕВА)

Уважаемые посетители сайта!

Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн» является логическим продолжением издающейся с 1997 года газеты «Богатей», сохраняя нумерацию печатного издания и периодичность выпусков.


На острие событий



В Саратове стая собак едва не загрызла девушку. Пострадавшая в больнице

Жительница Заводского района Саратова Виктория Горбуленко рассказала о нападении на нее стаи бездомных собак. Своей историей она поделилась в группе «Заводской онлайн» соцсети ВК. Читать полностью...



Беспредел Роскомнадзора и Генпрокуратуры продолжается

Роскомнадзор (РКН) заблокировал доступ к сайту медиапроекта «Гласная». Об этом 9 июля, само издание сообщило в Telegram. «Мы не знаем, на основании чего Роскомнадзор ограничил доступ к сайту. Редакция не получала официальных писем от госорганов, и нам не удалось найти документ РКН, который объяснял бы причины блокировки сайта», - говорится в публикации. Читать полностью...


Роскомнадзор заблокировал страницу саратовского экс-депутата Бондаренко в Дзен со 131 тысячей подписчиков

Роскомнадзор по требованию Генеральной прокуратуры заблокировал Дзен-аккаунт бывшего депутата Саратовской областной думы от КПРФ Николая Бондаренко. Об этом сам коммунист 29 июня сообщил в своем Telegram-канале. Читать полностью...


Николай Бондаренко: «Путин заявил, что россияне зарабатывают по 2,4 миллиона в год»

Основная часть россиян зарабатывает 2,4 млн рублей в год, заявил президент РФ Владимир Путин 18 июня в Якутске. Перед вылетом в КНДР глава государства встретился со специалистами, которые выбрали работу на Дальнем Востоке, и во время общения с ними затронул тему повышения подоходного налога. Читать полностью...


День России – праздник со слезами на глазах

«С этого документа начался отсчет нашей новой истории. Истории демократического государства, основанного на гражданских свободах и верховенстве закона. А его главный смысл – это успех, достаток и благополучие граждан» (В.В. Путин, из выступления по случаю Дня принятия Декларации о государственном суверенитете России, 2001 год). Читать полностью...


Небольшие тучки. Обращение Рассвета к сторонникам

Признание Екатерины Дунцовой иноагентом – достаточно предсказуемое и, в каком-то смысле, неизбежное решение. Мы как участники политического процесса понимаем его логику и не должны сдаваться при первых признаках сопротивления. Что же означает иноагентство председателя партии? Читать полностью...


Он наказал нам знать и защищать наши права, а мы оказались сильны только задним умом

В кармане своего старого пиджака нашёл книжицу-удостоверение с надписью позолотой: «Права человека. Личный документ». На первом развороте слова Андрея Сахарова: «Мир, прогресс, права человека – эти три цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими» и ещё: «Эти права принадлежат Вам и другим людям. Это Ваши права. Ознакомьтесь с ними. Защищайте их». В углу этой страницы и на каждой другой: «№ 001316». Читать полностью...


Скандал вокруг Сенного. Предприниматели не верят обещаниям мэрии найти альтернативу

21 мая в администрации Кировского района Саратова состоялась встреча предпринимателей Сенного рынка с представителями городской власти. Поводом стал скандал вокруг планов муниципалитета полностью запретить торговлю на прилегающей к Сенному площади – она признана «достопримечательным местом». Читать полностью...







Невыдуманные истории от Ивана Дурдомова


Манифсет свободной гражданской журналистики


Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн»

Главный редактор - Свешников Александр Георгиевич.
Телефон: 8-903-383-74-68.
E-mail: gazetabogatey@yandex.ru

© Вся информация, представленная на сайте, защищена законом «Об авторском праве и смежных правах». При перепечатке и ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

© Разработка сайта: Кирилл Панфилов, 2006


Информация о сайте


Красная кнопка



Пресс-релизы



Новостной дайджест




Информационные материалы

Свежий номер Архив номеров     Реклама на сайте

| К свежему номеру |

Вернисаж

Корпоративный праздник

Александр ДАВИДЕНКО

Можно ли говорить об «адаптации» технических новшеств, глядя на работы В. Брайнина «Лев V» и «Лев III» (многие даже не догадываются о правомерности постановки такого вопроса, думая, что решение абсолютно самостоятельное)? Пожалуй, да. Перед нами заимствование эффекта оптического искажения близких предметов, сфотографированного с помощью короткофокусного объектива (скорее всего, именно фотография и была исходным материалом).

(Окончание. Начало см. в №№ 37 (639), 38 (640)

Если бы не демонстрация высокой степени обученности (в передаче фактуры и легких рефлексов), то оптический эффект, перенесенный с фотографии на холст, был бы не только главным, но и единственным достоинством. Но, может быть, он является новинкой, т. е. прием оригинален? Нет, всем сколько-нибудь знакомым с законами оптики, тем более многомиллионной армии фотографов, все это давно известно и активно используется на практике, так что художник, «списавший» решение, не проявил себя новатором в области художественной формы.

В целом я хорошо отношусь к творчеству Т. Назаренко, уважаю ее ностальгическое чувство памяти о трагическом периоде в жизни страны, затронувшем историю ее собственной семьи (серия «Семейный альбом»). Но не могу не сказать, что прием фотодокументалистики, вживляемый в живописную ткань произведения, в силу своей специфики, является оригинальным, т. е. художественно выразительным, лишь при первом использовании. Самоповторы, тем более повторы за другими авторами, уже не вызывают того обостренного интереса, как в момент «дебюта», так как новизна приема (именно он и является основной качественной характеристикой, а вовсе не идеологическая «программа» сама по себе) весьма сомнительна, как продукт второй свежести. Этот прием «говорящих» фотографий уже был продемонстрирован О. Рабиным, да и не только им. Кроме того, сама фотография – это некоторая условность (как визуализация действительности), условностью является и живописное изображение. Но изображение лишь фотографии, только фотографии, становится не условностью в квадрате, а лишь ее суррогатом, т. е. это игра на понижение статуса, и такая подмена ощущается как пустота.

Ведь что возникало при погружении одного условного объекта в пространство смыслов другого условного объекта? Активное их взаимодействие, а в данном случае взаимодействовать просто нечему. Более того, попытка высказаться на тему весьма болезненную и интимную, используя язык, свойственный симуляционным практикам, приводит к нивелированию самой темы. «Нормальный» зритель, т. е. не откликающийся на условные сигналы «свой – чужой», для многих являющихся единственным аргументом в пользу «качества», испытывает неловкость, улавливая фальшь и подмену, зачастую свойственную поверхностным постмодернистским пересмешникам, стремящимся казаться «актуальными», ценой разрушения этических барьеров, в чем Т. Назаренко до сих пор не была замечена.

Ничего, кроме банального сообщения, ставшего, видимо, откровением для авторов, не представляют многометровые холсты, объединенные в триптих «Сделано в Шанхае» (Колесников/Денисов). По сути, эти «плакаты» призваны донести до зрителя вполне тривиальную «новость», которая таковой уже давно не является, а потому не может никого поразить; это сегодняшняя реальность, ставшая общим местом. Благо, что трудозатраты на подобный опус невелики.

Конечно, далеко не все представленное на выставку, заслуживает суровой критики, но не критики вообще. Можно отметить мастеровитые пейзажи Е. Ромашко, которые вполне укладываются в привычные рамки традиций, идущих от В. Поленова и И. Левитана («Суздаль», «Цветущий луг»), а также довольно сухие виды, кисти И. Лапина, отсылающие нас к еще более давней традиции и к менее талантливым образцам («Никольская церковь», «Брошенный дом»). Выразительны большие этюды мужских торсов, в эффектных ракурсах выявляющие мускульную энергию тренированных тел (Е. Мальцева из цикла «Maskulin»). Нечто среднее из стилистики «сурового стиля» и гиперреализма демонстрирует в своих «случайных» сценах А. Подшивалов («Без названия», «Васька»). Хорошее чувство цвета можно наблюдать в работе А. Любавина, имеющей намеренно плоскостной характер, с задником, стилизованным под картонные декорации («Девочка и город»). Чисто живописные достоинства отличают творчество Плужниковой-Орловой («Странник – зимний путь», «Сюзанна», «Дневник – август»).

Кроме интересной живописи, пристальное внимание, даже любовь, обнаруживается к игре фактур, ракурсов и опрокидываемых перспектив у Л. Наумовой, что придает работам лирический и, в то же время, несколько гротесковый характер («Дети под столом», «Мужчина, несущий петухов»). Любопытны пластическим решением «Страж» и «Голова на красном фоне» В. Калинина, демонстрирующие созидающие возможности выразительного намека. Конечно, можно усмотреть истоки подобного подхода в творчестве Ж. Руо («Марокканец. 1913 г.»), или П. Клее («Перечеркнутый лист. 1933 г.», «Перечеркнутый человек. 1935 г.»), но есть и недавние предшественники – О. Булгакова (серия «Имена. 2006 г.», в частности, голова «Лаврентий»).

Нельзя не упомянуть и о саратовском разделе выставки. Не стану останавливаться на откровенных неудачах, которые в изобилии присутствуют здесь, укажу лишь те работы, которые в какой-то степени интересны и являются или реализацией уже сложившейся художественной концепции их авторов, или демонстрируют живой, способный к развитию потенциал. Разброс в пластических приемах, стилистических предпочтениях невелик, но это объясняется не только (и не столько) провинциальной замкнутостью, сколько корпоративной обособленностью организаторов. Огорчает тот факт, что вместо замечательного пейзажа, подаренного В. Зотовым Саратовскому художественному училищу, мы видим довольно ранние работы периода его становления, обретения своего лица, хотя и в них ощущается недюжинный темперамент и чувство живой пластической формы («Мой старый дом. 1996 г.»). Декоративное видение мира, умение из многочисленных цветных доменов создавать гармоничную «симфонию», проявляется у П. Маскаева в работе «Цветы и фрукты». Пейзажи-размышления, пейзажи, как эмоциональный отклик на прожитое, в которых звучит нота сожаления о потерях, печаль об ушедшем, скорбь о разрушаемом, представляют собой «Врата» и «Мой красный дом» В. Учаева. Устойчивый традиционализм демонстрирует С. Таратухин («Мой дед», «От сглаза»). В пейзажах и натюрмортах Л. Маханьковой тонкое чувство цвета реализовано в виде полуабстракных форм, словно подчеркивающих самодостаточность широких, певучих, люминесцирующих полос, не нуждающихся в дополнительном сюжетном определении («Счастливая осень»). Широк диапазон художественных пристрастий А. Гвоздю – от тяготения к фламандскому натюрморту, прочитанному в современной редакции («Рыбный день»), до озорного, двусмысленного «Натюрморта с зайцем». Оригинальное пластическое решение в стиле бумажных оригами использовал А. Патрикеев в профильном изображении женской полуфигуры («Обнаженная»). Хороша графика Гамаюновой, особенно черно-белый лист «У зеркала». С. Серов демонстрирует неплохое чувство декоративных возможностей цвета, а также склонность к монументальным формам, недаром его работы напоминают мозаичное панно («Возвращение»). Довольно смел, хотя и не дерзок портрет женщины-вамп С. Дворникова («Леди W»). Можно отметить хороший пейзаж Ф. Саликова «Зимние пруды», навевающий воспоминания о П. Брейгеле, а также дурно исполненную композицию «Тригорская барышня» – статичный театральный задник, словно ожидающий появления в сцене настоящих действующих лиц.

Завершая обзор, можно вновь посетовать на очевидную невнятность позиции Академии по вопросу, что такое современное искусство, которое актуально всегда, в отличие от «актуального», которое на следующий день (иной раз и в момент своего рождения) может оказаться уже не современным, а также каковы критерии (хотя бы в общих чертах) художественного качества.

Не в последнюю очередь к печальным выводам, которые, на мой взгляд, отражают действительное состояние дел, подтолкнуло довольно инертное отношение организаторов выставки к практической стороне хорошей, по сути, идеи (корпоративная обособленность усугубила ситуацию). Видимо, они полагали, что художники предложат свои лучшие работы для осуществления именно этого мероприятия. Но сегодня они в значительной степени разобщены, выставок проводится очень много и далеко не каждый творческий работник согласится без деятельного напоминания и уговоров (то есть без настоящей работы «на земле» самих организаторов), отвлекаться от более важного – сложного и интимного в своей основе художественного процесса.

Эти обстоятельства повлияли на снижение статуса и качества выставок вообще. В результате и на этой выставке мы имеем более чем неоднородный состав, огромный разброс качества представленного материала, а также ситуацию, которую иначе, нежели казусной, не назовешь – явное противоречие визуального ряда и вербальной поддержки.

Вполне ожидаемым в рамках корпоративного праздника стало распределение премий. В большинстве случаев решения носили, скорее, «политический» характер и слабо коррелировали с художественным качеством самих работ, вызывая подозрения в каких-то иных «заслугах» счастливчиков.

 

Весь номер на одной странице

 

| На главную страницу |