"Газета "Богатей"
Официальный сайт

№ 4 (822) от 15.05.2020

Необратимая катастрофа Основного российского закона

Конституционный суд дал свое заключение о возможности Владимира Путина выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах еще минимум дважды – в обход действующей нормы Конституции об ограничении сроков действующего главы государства. Кремль хочет, чтобы все следующие президенты избирались только два раза, а вот Путин может избираться сколько угодно.

Мало кто сомневался, что КС, чья лояльность администрации президента не является тайной, даст положительное заключение на эту конструкцию. Вопрос лишь в том, какие формулировки придется для этого использовать. Хотя и это может не иметь большого значения, считает доктор юридических наук, бывший глава комиссии по избирательным правам в Совете по правам человека Илья Шаблинский. Подавляющее большинство властных институтов уже переориентировано на работу под контролем одного человека, новая версия Конституции лишь закрепляет эту реальность юридически.

Илья Шаблинский

– Главный популистский аргумент сторонников изменения Конституции заключается в том, что она, как и любой документ, со временем устаревает. Что на это можно возразить?

– Смысл Конституции – в создании для всех трех ветвей власти неких жестких установок, которые ограничивают их полномочия. Это документ, который устанавливает для власти пределы: за них она не может перейти, не нарушив права граждан. Что в этом смысле устарело в Конституции?! Что за ерунда! Мы видим, как произошло очередное резкое усиление полномочий президента и разрушение последних сдержек для президентской власти. Собственно, речь вообще шла только о последнем барьере.

– Последний барьер – это ограничение сроков?

– Да. Мы можем уже говорить о полноценной конституционной катастрофе.

– Насколько, по-Вашему, верна гипотеза о том, что поправки изначально придумывались для обнуления сроков Путина? В этом направлении велась системная работа или решение было принято ситуативно: ну, теперь-то уже можно и обнулиться?

– Исходя из того, что мы сейчас видим, именно таков был изначальный план. Все задумывалось так, чтобы самая главная поправка, самая важная для Путина, была озвучена в последний момент, чтобы ее никто ни в составе рабочей группы, ни в обществе особо не обсуждал. Через несколько лет мы, возможно, узнаем, были ли в происходящем какие-то элементы импровизации, но на самом деле после того, что произошло, это уже не имеет никакого значения.

– А есть ли какие-то мировые аналоги подобных поправок? Мне на ум приходит только Казахстан, но я в этом смысле лицо пристрастное, я оттуда родом.

– Тут логичнее всего будет вспомнить историю конкретных авторитарных режимов. Аналогии можно проводить с Бразилией 1964 года. Там сначала внесли поправки в Конституцию, а потом и вовсе приняли новую, которая после госпереворота 64-го года упрочила власть президента. Там, правда, за 25 лет сменилось четыре или пять президентов-генералов, но им просто не везло: один в аварию попал, у второго инсульт случился… По структуре поправок, однако, Бразилия – похожий аналог.

Еще один пример – Чили, но там ветви власти все-таки были более уравновешены – и это еще при Пиночете! Он в 1980 году переписал Конституцию, серьезно укрепив свою власть, но в дальнейшем за счет нескольких изменений удалось добиться некоего баланса между разными властными институтами.

Вот какие примеры приходится сейчас искать, поскольку власть президента в России сейчас становится диктаторской.

Чтобы это доказать, я обращу ваше внимание на конкретные вещи. К примеру, у Совета Федерации изъято право назначать и освобождать от должности генерального прокурора. Как вообще такое возможно?! Да, конечно, Совет Федерации – декоративный орган, но тут это слишком нарочито демонстрируется: у него отбирают важнейшие полномочия, отдавая их президенту, а взамен дают погремушку в виде права называться сенаторами.

Это смех, картонные фигурки, а не сенаторы! Просто марионетки! Как и Госдума, которой вроде позволяют назначать министров, но взамен откровенно предупреждают, что при переходе очень тонкой границы дозволенного она тут же будет распущена.

А еще президент теперь получит право увольнять по собственному усмотрению судей высших судов в стране за совершение проступка или по иным основаниям. Такого права я точно не знаю ни в одной из существующих конституций мира. Путин получит закрепленное в главном законе страны право назначать всех председателей и зампредов судов – то есть, по сути, полностью их контролировать. Финиш, дальше просто некуда.

– Можно попробовать понять логику тех, кто такие поправки придумывал. В стране все держится на Путине, и если сейчас он не начнет контролировать судей, то они никогда не начнут хорошо судить, а так они хотя бы из чувства страха начнут нормально работать.

– Но ведь Конституция для того и создана, чтобы отделить власть президента от власти судей! Судьи – это тоже люди, они могут ошибаться в своих убеждениях (как и президент). Судьи могут быть какими угодно – добрыми, злыми, либеральными или консервативными, – но они сами должны себя регулировать: ошиблась одна инстанция, ее поправит другая. Нельзя подчинять судей исполнительной власти, невозможно допустить, чтобы суд оказался в кармане у президента или, скажем, Следственного комитета.

Сейчас мы видим, как рушится принцип независимости судей и как топчутся на принципе их несменяемости.

По сути, нам предлагают схему, когда суд окончательно перестает быть нейтральным и подчиняется напрямую президенту, у которого есть свои корыстные политические интересы.

– Странно это выглядит: и в судах, и в Госдуме, и в Совете Федерации есть люди, которых нельзя назвать недальновидными, но они вообще все молчат. Вынуждены отмалчиваться?

– Судьи ничего не могут говорить в этом случае по закону. Что касается депутатов, то представители большинства из фракции «Единая Россия», разумеется, будут молчать, потому что они просто марионетки. Это все очень разные люди: там есть отличные спортсмены, неплохие юристы, политики, которые когда-то могли сделать собственную карьеру. Но поскольку все собрались внутри этой фракции, они ощущают свою полную зависимость от администрации президента.

Каждый знает, что в случае несогласия с проводимым курсом может быть изгнан из Госдумы, как тот же Геннадий Гудков в свое время.

Каждый понимает, что его могут оставить без средств к существованию или возбудить против него уголовное дело. Все это прекрасно усвоили.

Депутаты не от правящей партии – в меньшинстве, поэтому их контролируют не так жестко, и им позволено больше. Те же коммунисты говорят примерно все то же самое, что говорю вам я.

– Как теперь будет выкручиваться из положения Конституционный суд, которому нужно объяснить, что обнуление сроков не нарушает закон, но действует только на Путина, а не на остальных президентов? И это еще при условии, что сам Путин сказал: это не новая Конституция, это поправки к старой.

– Вообще тут нет предмета для обсуждения: большая часть поправок противоречит принципам действующих конституционных норм. Проблема в другом: сейчас КС должен проверить конституционность одних поправок, которые вступили в силу, другим нормам, которые записаны в статьях 1, 2 и 9. Но такое право у КС ни в одном законе не прописано, и судьи сами раньше говорили, что не могут проверять конституционность тех или иных норм.

Есть еще проблема с процедурой принятия поправок: в статье 136 четко прописано, что для изменения каких-то статей должны проголосовать Госдума, Совет Федерации и две трети региональных парламентов. Сейчас предлагается вступить в дело еще и Конституционному суду, что просто не соответствует ни одним действующим нормам.

И КС просто в диком, нелепом положении: он должен черное назвать белым.

– Не в первый раз уже.

– Да, тут я должен признать, что для большинства судей никакого выбора просто не существует. Они все для себя решили уже: 11 из 15 судей были назначены уже при действующем президенте, то есть проходили отбор в администрации и помнят, кому и чем обязаны. Остальные четверо назначены при Ельцине, один из них – Зорькин, позицию которого мы знаем. Интересно при этом, что он же один из непосредственных авторов глав 1 и 2 нынешней Конституции. Я какое-то время в 1990–1991 годах работал с ним – как раз когда эти главы были сформулированы, а Валерий Дмитриевич был руководителем конституционной группы, которая их придумывала. И вот такой финал в итоге.

Остаются еще трое судей, которых я знаю и уважаю, и у них нет никаких обязательств перед АП, но их положение тоже можно назвать тяжелым.

– Если 22 апреля внезапно произойдет такое, что люди проголосуют в большинстве своем против (немного фантастический сценарий, учитывая, как считают голоса), какой должна быть дальнейшая процедура? Ведь, несмотря на голосование, поправки будут уже по большому счету приняты.

– Тут есть коллизия: согласно действующей Конституции, поправки уже вступили в силу после того, как региональные парламенты их одобрили. Но поскольку в нарушение Конституции объявили, что будет еще процедура голосования, получается, власть должна сказать о том, что поправки в силу не вступят. Я такого себе, однако, представить не могу, поскольку никакого независимого контроля на этом голосовании не будет и в урны набросают столько бюллетеней, сколько захотят.

– Это будет история по цифрам, как со сталинской Конституцией, – полное внешнее одобрение?

– Да нет, я думаю, стандартные цифры уже назначены: 70 процентов им будет достаточно.

– Какие еще статьи из предложенных поправок кажутся вам опасными?

– Опасной является поправка о «защите исторической правды». Безусловно, это может быть инструментом цензуры и государственной идеологии.

В принципе, идеология уже сложилась у нас – этакий имперский национализм, – но до этого момента в Конституции она обозначена не была.

Вообще, принципиально в политическом режиме ничего не поменяется, у нас уже все это де-факто существует, главное было – обнулить сроки. Но конкретно к поправке об «исторической правде» я бы присмотрелся внимательнее.

– На фоне остального – немного комическая история: как вы интерпретировали для себя внесенную в Конституцию фразу про Бога, содержание которой так толком никто и не понял?

– Думаю, это упоминание – часть нынешнего личного мировоззрения самого Путина, он хочет его как-то зафиксировать. Ему лично приятно, что наряду с главной целью можно позволить себе добавить в Конституцию маленькие радости. Пустячок, а приятно.

– Можем ли мы с полным правом теперь употреблять формулировку «конституционный кризис»?

– Вообще – да, потому что рушатся последние барьеры для абсолютной власти президента и существенно ограничиваются права общества, медиа и даже госслужащих – вспомним тот же Совет Федерации. С другой стороны, кризис – это противостояние каких-то сторон, но вообще-то никакого серьезного общественного возражения против перекраивания Конституции не прозвучало. Выступают в СМИ отдельные общественные деятели, я что-то говорю. Но серьезного политического протеста нет. Так что больше подходит не понятие «кризис», а понятие «катастрофа».

– Простые люди как на себе ощутят изменения в Конституции?

– Особенно никак, потому что закрепляется уже имеющийся статус-кво в общественной и политической жизни. Я ожидаю усугубления цензуры, а еще люди станут уязвимее перед государством. Это произойдет, возможно, не сразу, но каждый это почувствует – в свое время.

– Конституцию 1993 года все называли суперпрезидентской. Какое слово можно подобрать для новой ее версии?

– Я бы не стал искать отдельных терминов. Конституция становится еще ближе к диктаторской, а ее статьи теперь заточены под режим личной власти конкретного человека.

«Новая газета»

Смотрите также по теме: http://liveangarsk.ru/blog/akella/20200131/chto-nesut-v-seb


Как уханьская летучая мышь Державу подрывает

«2020» должен был стать для Кремля годом триумфа. Годом легитимации права лидера на пожизненное правление

Лилия ШЕВЦОВА, политолог, доктор исторических наук

2020 стал для президента Путина годом Ватерлоо. Полетели в мусорную корзину планы на личное будущее. Закачались скрепляющие государство опоры. Система, построенная, как боевой линкор, который должен сдерживать врага и победоносно завоевывать пространство, вошла в ступор, столкнувшись с новой и невидимой для нее угрозой.

Коронавирус стал той неожиданной дрянью, которая оказалась губительной не только для человека, но и для конструкции, созданной для другого времени. Авторитарное правление вдруг продемонстрировало неспособность реагировать на угрозу авторитарными методами!

Российское государство, ориентированное на великодержавный статус через милитаризацию, экспансию и ядерный кулак, выглядит беспомощным в защите человеческой жизни – даже жизни правящего класса.

Президентская вертикаль дребезжит, получая сверху хаотические указания. Сам лидер ломает свою вертикаль: центр отказался от ответственности, а низы не могут ее взять, не имея средств и воли. Отказ Кремля от директивного принятия решений ¬– это подрыв государства, скроенного, как пирамида. Сейчас эта угроза не ощущается, ибо у региональной элиты нет мужества поднять голос. Но что если она не захочет брать вину за провалы центра, когда столкнется с отчаявшимся населением?

Самодержавие предполагает одиночество лидера, вознесенного над народом. Но лидер должен присутствовать на передовой, консолидируя нацию мужеством и вселяя уверенность своим видением. Лидер теряет магнетизм и силу, когда скрывается за кулисами, что воспринимается, как бегство. Всесилие превращается в бессилие.

Избранный Кремлем формат связи Путина с народом- через видео общение с галереей бубнящих голов – выглядит карикатурой. Кремль никак не может нащупать, как говорить со своим народом в момент экзистенциального кризиса. Одинокий пожилой человек, принимающий 9 мая парад караула на пустом кремлевском подворье, ¬– это картинка, которую могли создать только те, кто запланировал обвалить путинский рейтинг.

В своей борьбе с эпидемией, Кремль отказался от понимания России как «социального государства», которое должно обеспечивать равенство и справедливость в распределении экономических благ (ст. 7 Конституции РФ.) Власть разрушила новый контракт между Путиным и обществом: я вам социальные гарантии, а вы мне пожизненное правление. Подачки, обещанные президентом 11 мая, не могут изменить очевидного: спасение утопающих признано делом самих утопающих.

Падение цены на нефть стало еще одним ударом, начав процесс упадка России, как энергетической сверхдержавы. Разрушается не только имперский хребет страны, но и источник финансирования системы.

Как склеить рассыпающуюся ткань? Возвратиться к идее «Россия- Крепость»? Но непонятно, как в таком случае использовать финансовые и технологические ресурсы врага.

Власти нужна победа над коронавирусом. Незамедлительно! Власть понимает, что политика «ни работы – ни денег» провоцирует и обвал, и взрыв. Отсюда решение объявить эпидемию завершенной, когда она еще далека от пика. Но Кремль должен остаться чист: ответственность за завершение ( и его последствия!) будут принимать регионы. А если не удастся сыграть в победу- что тогда?

Понятно, почему они так спешат: нужно срочно – пока страна лежит в параличе – легитимировать голосованием пожизненное правление. Но вот вам ловушка: отказ от цели равносилен политическому самоубийству, а продление беспомощного правления может ускорить его конец.

Мировой пейзаж еще одна головная боль. Вроде бы радость – Америка уползает в свою раковину. Значит, исчезает повод для нытья по поводу американского гегемонизма. Но где взять нового врага, который нам категорически нужен! Поляки с украинцами в этой роли – слишком унизительно для державной гордыни.

Вакуум провоцирует Китай попробовать свои мускулы. Но китайцы не американцы. У Китая своя вековая потребность ответить на исторические унижения. Соседство стареющего медведя и помолодевшего дракона рано или поздно продемонстрирует их несовместимость.

Еще недавно Россия радовалась, что мир последовал по ее пути и осознал ценности суверенности. Но мир будет защищать свой суверенитет и от России. А как Россия будет дышать, лишившись ресурсов развитых стран? Самой же России уже не от кого защищаться – мы мало кого интересуем и мало кто хочет учить нас демократии.

оссийская мечта о многополярном мире, в котором у каждого уважающего себя государства есть своя галактика, выглядит, как будущая головная боль. Каковы наши шансы на то, чтобы стать полюсом при оглушающей асимметрии потенциала с Западом и Китаем? Где гарантия, что кандидаты на роль сателлитов в нашей галактике согласятся быть подтанцовкой? Взгляните, как Минск выделывает независимые кренделя. Правда, есть шанс стать полюсом во втором эшелоне государств. Но как тогда с державным самолюбием?

Кто мог вообразить, что летучая мышь в далеком Ухане вызовет такие потрясения и такой обвал честолюбивых планов! Наш дредноут продолжает плыть. Капитан покинул мостик. Команда не внушает доверия. Неясно, куда плывем. Но ясно, что в недавнее благодушное прошлое уже не вернуться.

Ах, эта гадкая уханьская летучая мышь…

https://echo.msk.ru/blog/shevtsova/2641915-echo/, 13 мая 2020 года


Труба больше не зовет

Обвал подкрался незаметно, хоть виден был издалека

Григорий ЯВЛИНСКИЙ

Экономический кризис разрастается. Несмотря на сделку России с ОПЕК, мировые цены на нефть продолжают падать. По условиям сделки Россия с 1 мая должна сократить добычу нефти до 8,5 млн баррелей в сутки. В среднем добыча собственно нефти (без газового конденсата) в России составляет около 10,4 млн б/с, то есть российским нефтяникам предстоит снизить добычу на 1,9 млн б/с. Такой объем сокращения в 6,5 раз превышает уровень снижения добычи Россией (0,3 млн. б/с), на котором настаивали прочие участники сделки в начале марта и от которого российские переговорщики отказались.

Новый объем сокращения составляет около 33% российского экспорта нефти. Столь резкий откат от первоначальных претензий объясняется серьезным просчетом оценки влияния эпидемии на мировую экономику и глобального падения спроса, то есть «обстоятельств непреодолимой силы» – избыточные объемы уже просто некуда девать, и сокращение придется проводить уже явочным порядком.

В результате цена на бензин на российском оптовом рынке упала ниже себестоимости: каждую тонну нефтяные компании продают с убытком в несколько тысяч рублей.

У России проблемы не только с нефтью, но и с газом. За весь первый квартал добыча газа в стране сократилась на 6% в годовом измерении, а в марте обвал оказался просто рекордным: было добыто на 12,3% меньше газа, чем за тот же период прошлого года. Причины: теплая зима, спад производства, вызванный карантином, и американские поставки сжиженного природного газа. Европейские газовые хранилища переполнены, и российский газ в Европе сегодня продается по цене $80 за 1 тыс. кубометров, что на треть меньше, чем в начале года. Чтобы компенсировать потери «Газпрома» из-за падения цен на газ на внешнем рынке, в правительстве РФ принято решение повысить с 1 июля тариф на газ для россиян: на 3% для населения и на 2,99% для остальных категорий потребителей. Повышение газовых тарифов в разгар эпидемии и кризиса, как и продажа бензина с убытком для производителей, свидетельствуют, во-первых, о неадекватности принимаемых в правительстве решений, а во-вторых, о порочности и исчерпанности экономической модели, опирающейся исключительно на топливно-энергетический сектор.

За последние двадцать лет в России, несмотря на все разговоры, правительственные причитания и президентские заявления, зависимость от сырьевого экспорта и мировых цен не только не уменьшилась, но и возросла. Даже по оценке Росстата доля добычи полезных ископаемых в России выросла с 34,1% в 2010 году до 38,9% в 2018-м, а удельный вес обрабатывающих производств, наоборот, сократился. Российские власти все эти годы напоминали наркомана, у которого в одну руку введена труба с газом, в другую – с нефтью, а в голове – экономические галлюцинации. Вот из-за этих «галлюцинаций» при принятии ключевых решений и были допущены стратегические просчеты. И в итоге Россия так и осталась с «экономикой трубы».

Уже в обозримом будущем нефть больше не сможет служить главным источником благосостояния России. В краткосрочном плане это происходит из-за падения спроса на нефть и затоваривания запасами. Так, 20 апреля к концу биржевых торгов продавцы стали уже доплачивать покупателям американской нефти WTI по $40 за баррель (из-за обвала цены более чем на 300% – до минус $39,44 за баррель). Цена российской нефти Urals тоже стала отрицательной и составила минус $2 за баррель, что на 112,7% меньше предыдущей цены в $15,75. Очевидно, что сокращение добычи на 10 млн б/с, о котором якобы смогли договориться Россия и ОПЕК, не ликвидирует существующий избыток и не решит проблему обвала цен.

Удастся ли путем картельного сговора держать цены в районе хотя бы $20 за баррель, покажут ближайшие два-три месяца. Пока же очевидно, что прежние объемы нефти еще долго не будут востребованы (на фоне глобального экономического спада и проблем китайской экономики), а к тому времени, когда они понадобятся, на рынке будет много дешевой саудовской нефти, солнечные батареи, ветрогенераторы, другие «зеленые» источники энергии.

После завершения пандемии экономика будет восстановлена и цена на нефть начнет понемногу расти. В этот момент у многих производителей возникнут стимулы быстро увеличить добычу и продажи, чтобы как-то компенсировать себе убытки за период спада. В этой ситуации велика вероятность, что картель ОПЕК+, если он сохранится к тому времени, пойдет вразнос, а это, в свою очередь, станет сдерживающим фактором для роста цен. Так что даже в среднесрочной перспективе на особо быстрое подорожание нефти рассчитывать не приходится. Это может растянуться на годы, как это произошло после развала нефтяного картеля в начале 1980-х.

Не следует забывать и о геополитической уязвимости России. США, например, при желании могут легко вытолкнуть Россию с мирового рынка, введя эмбарго на российский экспорт нефти, как они сделали это с Венесуэлой. Недавно Вашингтон обвинил венесуэльского президента и четырнадцать его соратников в торговле наркотиками и начал перебрасывать военную технику к границам Венесуэлы. За участие в наркотрафике президенту страны Мадуро грозит тюремное заключение вплоть до пожизненного. Почуяв запах жареного, «Роснефть» избавилась от всех венесуэльских активов, «продав» их российскому государству, и теперь под американские санкции может попасть вся российская нефтедобывающая промышленность.

Кроме того, есть и другие, более весомые обстоятельства, которые будут препятствовать росту цен на «черное золото». Так, нефть вслед за углем будет все больше уходить на второй план. Будет постепенно формироваться «трехуровневый рынок» нефти: 1) Саудовская Аравия; 2) глобальные компании, включая российские; 3) нестандартные производители, чьи предельные издержки будут выступать в качестве предела цены. Такая структура саморегулируется и теоретически может быть эффективной. Она не требует «ручного управления», и если кто-то (как недавно «великие стратеги» из России) задумает кардинально ее изменить с помощью ценовой войны, такая попытка изначально будет обречена на провал. Ни к чему не приведет и попытка в долгосрочной перспективе поднять цены выше предельного уровня, поскольку выше этого уровня необходимые для удовлетворения спроса «нестандартные производители» обретут рентабельность и это не позволит цене подниматься выше. А с учетом еще и развития альтернативной энергетики этот предельный уровень продолжит снижаться.

Скорость этого процесса не знает никто, но смысл политики в том, чтобы понимать закономерности и рыночную логику предстоящего развития событий и в соответствии с этим принимать решения. В ближайшие десять лет эффективность нефтяного сектора России будет неуклонно снижаться из-за усложнения условий добычи, удаленности расположения запасов, роста издержек, а также вследствие падения спроса на нефть. Это потребует принципиальных изменений в концепции всей бюджетно-финансовой системы России – отказа от решающей зависимости бюджета от экспорта природных ресурсов. Ключевое требование: реальная диверсификация российской экономики и создание современной конкурентной системы взамен сегодняшнего госкапиталистического устройства. Это возможно лишь при отказе от сырьевой модели и корпоративной мафиозной политической системы. Без этого перспектив успешного и мирного развития в XXI веке у России нет.


К 30-летию МСУ в России и в Саратове

За 30 лет Саратов из культурного, научно-производственного, аграрного центра превратился в полную самоуправляемую коррупционную Жопу по всем показателям...

Сергей ПЕРЕПЕЧЕНОВ

В годы горбачёвской перестройки советские люди впервые узнали, что в числе других демократических ценностей есть и такое как «местное самоуправление». Во многих странах особенно в послевоенный период всё большая часть государственных полномочий стала передаваться вниз — в города и другие поселения, на уровень муниципалитетов. Тенденция эта подвигла и наших государственных мужей, политиков – проектировщиков перестройки к тому же, благо в российской истории уже были примеры самоуправления, такие как копы в древнерусские времена, новгородское вече, земские соборы и земства, зарекомендовавшие себя в реформах Александра II.

На мой взгляд, советская власть была передовой моделью системы государственного управления, в которой довольно эффективно осуществлялась обратная связь до уровня максимально близкого нуждам, потребностям и интересам людей, жителей городов и весей. Другой вопрос что эта модель находилась в руках тоталитарной вездесущей партии. Но и эта партия к концу 80-х годов, когда всё отчётливее проявлялся политический кризис, наконец-то признала необходимость радикальных перемен, названных «перестройкой», путём демократизации политических, экономических, общественных отношений. Были приняты принципиально новые законы, по новому стала формироваться представительная ветвь с по-настоящему альтернативными выборами народных депутатов сначала СССР, а потом РСФСР и местных уровней. Чтобы сделать работу местных органов власти более эффективной в конце апреля 1990 года Верховным Советом по результатам общенародного обсуждения был принят Закон «Об основных началах организации местного самоуправления и местного хозяйства в СССР».

Этими новациями в значительной мере преодолевалось недоверие граждан к государству, а оно было не меньшим чем сейчас. Был сделан шаг в передаче значительных полномочий по жизнеобеспечению городов и сельских территорий областным, городским, районным советам народных депутатов. Даже на уровне районов советы н. д. были полноправной и полноценной властью! Чиновники исполкомов (нынешних администраций) становились простыми исполнителями воли депутатов, многие из которых уже не были мафиозно повязанными с партией власти. И в помощь этим новым политикам-депутатам новый закон давал и новые инструменты. Одним из которых явилось ТОС (территориальное общественное самоуправление).

Ещё в 1988-89 гг. о необходимости «перевернуть пирамиду власти» с тем чтобы её грань «с народом, жителями, избирателями» оказалась выше вершины номенклатурной части «с секретарями и инструкторами» заговорили в печати: А.И. Солженицын, Н.И. Травкин и другие известные люди, появились и сторонники объединения жителей из разных уголков Союза. В их числе был и я, инженер предприятий ВПК, рабкор газеты «Коммунист».

Мы, подвижники ТОС из разных поселений страны, каким-то образом (тогда ведь не было компьютеров, интернет) стали находить друг-друга, делиться своими мыслями, позициями, законотворческими наработками по уставам ТОС, по полномочиям местного самоуправления (МСУ), пытаться вовлечь в участие своих соседей, активных жителей из разных микрорайонов города Саратова, в частности. Свои идеи мы пытались обнародовать в СМИ, участием в политических акциях – в феврале 1990 г. в Саратове прошло три мощных митинга, на которых тысячи горожан требовали от Горбачёва, и 1-го Съезда народных депутатов СССР «ускорения» политических и экономических процессов, на предвыборных площадках – в марте того же 90-го прошли выборы нардепов РСФСР, областного, городского и районных советов.

Уже до того, став членом Домового совета ЖЭУ-18, я видел несовершенство избирательной системы, в которой депутатами разных уровней для жителей моего и других округов, становились представители каких-то предприятий, не живущие среди нас – в наших домах, кварталах, микрорайонах. Я попытался выдвинуться кандидатом именно по месту жительства в городской совет н.д., что было сделать практически невозможно. Насколько я помню, в Саратове только 4% от разноуровневых кандидатов были выдвинуты по месту жительства и 2% стали депутатами. Собственно не было полноправных общественных структур, которые могли бы выдвинуть кандидатов, а в дальнейшем обеспечить их работу и отозвать если нужно. О моей борьбе с местечковой бюрократией накануне выборов дважды писала газета «Заря молодёжи». На работе, где я тоже выступал за неформальное (не из директорских прихвостней) создание СТК (советов трудовых коллективов) мне пришлось уйти и стать по сути профессиональным политическим-профсоюзным-общественным деятелем, журналистом, становилось работать невозможно. Сотни моих заметок и статей во многих появившихся в ту пору газетах были посвящены проблемам города и его территорий, критике власти и местному самоуправлению. Я стал инициатором и одним из руководителей Террриториального совета общественного самоуправления (ТСОС) «Центр» Кировского района. Его созданию и работе содействовали депутаты «университетской группы» В.Н. Ерёмин, В.М. Смирнов, а также облдеп Л.П. Кац. Десятки жителей микрорайона за почти 15 лет работы входили в состав нашего Совета, с июня 1990 года начала выпускаться газета-самиздат «Житель Саратова» (выходила в течение 27 лет!) был разработан интереснейший проект по созданию на базе ТСОС «Центр» экспериментального муниципального округа, в который включились жители, депутаты, предприниматели, представители местных структур партий... Проект закончился с ликвидацией советской власти в октябре 1993 года.

А к 1991 году подобных нашему объединению ТОС – К (комитеты)ТОС в Саратове было уже 8-9 и число их за 2 года росло до 20 и более – КТОСы: «Солнечный» (В. Толдонов, В. Поляев), «Смирновскоу ущелье» (В. Кобец, Н. Арзуманова), «Елшанка» (В. Губкин), «Мирный» (Н. Николаев)... Летом 91-го было создано общегородское объединение КТОС – «Ассоциация самоуправляемых территорий города Саратова» (АСТ), которую патронировала комиссия Горсовета н.д. под руководством А.Э. Джашитова. В 1993 г. он и возглавил её и является руководителем АСТ, кажется, и cейчас.

На мой взгляд, всё подвижничество в территориально-общественном и местном (городском) самоуправлении закончилось с ликвидацией советов народных депутатов. И это моя позиция, которая многолетне отвергается официальным, так называемым «местным самоуправлением» вместе с АСТ, Джашитовым и всеми прочими «моими коллегами».

Как известно после ликвидации советов ещё года два просуществовали комитеты по реформированию органов власти и местного самоуправления. Этот период я называю инерционным, когда ещё сохранялась хотя бы видимость самоуправления, основанного на участии жителей и на схеме финансирования ТОС в установленных Горсоветом н. д. процентах от нескольких видов местных налогов и сборов. Здесь следует заметить, что, кажется, в 1992 году был принят, фактически мало что определяющий, Российский Закон о МСУ.

А вот в 1996-м Госдумой РФ был принят ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Несмотря на то, что одновременно проектировалось три концепции закона: «общественная» (её позиции, кто помнит, были изложены на пленарном заседании Госдумы РФ в 1995 г. Солженицыным А.И.), «правительственная» и «президентская». Первая была отброшена (несмотря на овации депутатов писателю только что вернувшемуся из эмиграции), две последних объединены в один «чиновничий проект», который и стал рамочным федеральным законом – примером и если хотите клише для всех «проектировщиков» региональных законов и местных актов по МСУ, включая Уставы городов и весей. На этом (включая ещё Законы: «о государственной и муниципальной службе», выделивший бюрократию как новый ведущий класс, «о передаче фонда социального страхования государственным структурам», что убило зародившееся профсоюзное движение, и т. п.) и была поставлена точка в надеждах на демократические преобразования в России. Бюрократия взяла реванш!

Всё о чем я здесь пишу – о своём опыте становления первых ростков местного самоуправления и новых форм гражданского участия – мной реально выстрадано. Встав на путь подвижничества, каждый новый планировавшийся шаг обрастал новыми идеями и делами. Идея создать ТОС на территории 5-ти (позже прибавилось ещё два) избирательных участков потребовала информационной обеспеченности моих и присоединившихся ко мне жителей из числа тех, что выдвигали меня в депутаты. Разработав Устав и регламент работы ТСОС «Центр», нам нужно было вовлечь в процесс его создания активных жителей с территории с населением более 10 тысяч. Пришла идея не просто размножить проекты наработанных учредительных документов, а выпустить газету. С перспективой в планах, назвали простенькую, набранную на пишущей машинке и размноженную на ротапринте в количестве тысячи экземпляров, «Житель Саратова».

Пробивая бюрократические преграды, препятствовавшие объединению жителей в новые формы, нужно было искать союзников среди местных политиков и несколько членов нашего оргкомитета вступили в только что начавшую создаваться Демократическую партию России. И ТСОС «Центр» несколько позже стал базой для областной организации ДПР. Понимание того, что работа органа ТОС должна быть обеспечена хотя бы какими-то ресурсами было принято решение о вступлении в первый в Саратове альтернативный ВЦСПС профсоюз Кооператоров РСФСР. Зарождавшееся предпринимательство также стало нашим союзником. 24 апреля 1991 года ТСОС «Центр» Кировского района был, как положено, зарегистрирован в качестве юридического лица. На создание этой общественной структуры у меня и моих сторонников ушёл почти год!

Разраставшиеся революционные настроения в обществе привели к коренному изменению политического устройства государства, включая местную власть, привели к созданию новых экономических форм и структур политического участия. Создание ТОС, участие в новом партийном и профсоюзном строительстве, на мой взгляд, было дело государственной важности.

В том же 1990-м, избранные на альтернативной основе депутаты, избирают Председателем Моссовета Г.Х. Попова, который в понимании что ждёт страну, начинает программу по изменению административно-территориального деления столицы. После её исполнения 36 районов 10-миллионного города были ликвидированы. Появились 9-ть административных округов, 128 муниципальных районов, что в значительно приблизило местную власть и систему управления городом к жителям. На сравнительно небольших территориях появлялась возможность организовать полноправное самоуправление с советом депутатов и управой, как исполнительным органом.

Какие бы оценки сейчас не давали вопросам организации МСУ в столице, модель устройства городского управления («само» вынесем за скобки) является положительным примером, обеспечившим городу управляемость и определённые возможности жителям для гражданского участия и подвижничества. Работа Моссовета от стадии проектирования до утверждения новой схемы со всеми сопутствующими этому сложному процессу согласованиями и законодательным оформлением, велась до конца 1993 года. Многие наработки Моссовета, бывая в то время почти еженедельно в Москве, я привозил в Саратов и распространял среди лидеров саратовских отделений разных партий и движений. Так же популяризиовал идеи Явлинского и его «Эпицентра», Травкина, когда он стал главой Шаховского района Московской области и пытался там создавать МСУ и новые экономические схемы...

А что в Саратове, может быть кто-то из местных политиков – коммунистов и новых демократов вынашивал идеи организации городского самоуправления, которое могло бы создавать условия для закрепления новых конституционных (после 1993 г.) прав и свобод?

Просидев в разноуровневых Комитетах по реформированию органов государственной власти и местного самоуправления, представители старой коммунистической и новой (какие там к чёрту «демократы!») номенклатуры так и не родили абсолютно никаких идей, проектов и решений для становления и развития МСУ в Саратове. По «наезженному советскому пути» бюджет города и его консолидированную часть в инерционный период формировали, названные теперь мэрами Китов, Маликов, Аксёненко, а также «старые» главы районов, заменённые на новых людей. В скором времени районы лишились бюджетных полномочий и своих представительных органов. Новая местечковая власть созданная по новому ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» в 1996 году напрочь уничтожила роль жителя-избирателя в возможности участвовать в управлении городом, в котором районы стали беспредметной декорацией, избрание депутатов Городской думы шло в 31-ом (позже в 21, в 20 округах) «плюс» назначенцы от партий. Бюджет, лишившись «своей» низовой, наиболее близкой нуждам, потребностям и интересам жителей части, перестал быть продуктом общественного участия при проектировании и заинтересованного контроля при исполнении. При советской власти бюджеты районов просчитывали расходы до «рубля с копейками».

За все эти годы были какие-то проекты, варианты, отстаиваемые коммунистами, демократами, патриотами позиции по организации МСУ в г. Саратове? Принятый в 96-м году «рамочный» правительственно-президентский закон просто переписывался депутатами областной думы и тиражировался уже как региональный закон. Затруднение для местечковой бюрократии составляло то, что новый закон требовал разработки Устава муниципального образования и утверждения его через референдум, но наши руководящие товарищи Аяцков, Володин, Аксёнеко легко вышли из положения создав Редакционную комиссию по Уставу города Саратова во главе с юристом тов. Ландо, ещё одним юристом тов. Лукашовым и разномастной общественностью где-то человек из 30-ти, в числе которой был и я, пытавшийся...

А потом утверждённый проект Устава был отдан для подготовки к печати редактору газеты «Саратовская мэрия» тов. Макарьеву – в издательство для тиражирования, насколько помню в 250 тысячах экземпляров... И исчез. Ни один саратовец не получил этого номера газеты, никто его не видел из горожан. Тем не менее, было заявлено Москве о состоявшемся референдуме по уставу и проведённых выборах в первый состав Городской думы. Следует заметить, что к этому моменту не прошло и года как Губернатором Саратовской области был назначен тов. Аяцков, который в свою очередь назначил мэром областного центра тов. Аксёненко (и вице-губернатором тов. Володина), а тот в свою очередь назначил новых глав 6-ти районов Саратова. Так вот те «ставленники» новой власти, не мудрствуя лукаво, пошли на выборы в гордуму и ещё неизвестные избирателям ни в лица, ни по фамилиям – вдруг все победили в своих округах! Только через суд потом удалось унять их политическую сверактивность – главы исполнительной власти в районах не могли быть ещё и депутатами!

Вот так в Саратове и других муниципальных образованиях устанавливалось местное самоуправление – по типу продразвёрстки! Следует заметить, что единственная попытка противостоять изначальной бюрократизации МСУ в нашей области, а возможно и во всей России, была предпринята командой облдепа В. Мальцева, которая разработала свой Устав Энгельсского муниципального образования и пошла на выборы со своими кандидатами в 18-ти избирательных округах. Забили, не дали, сделали так, что в последний момент все другие кандидаты снялись с выборов – разве можно терпеть безальтернативность-то..?

ТОСы в Саратове ещё долгие годы были использованы в качестве своеобразной ширмы прикрывающей полную никчёмность, созданной бюрократическим реваншем системы МСУ, их руководители и бухгалтеры получали гранты на своё содержание и были практически безучастны в реальной общественной жизни. Актуальные для советской власти, стремившейся сделать жителей разных микрорайонов города своими партёрами участниками, КТОсы стали «маслом масляным» - местное самоуправление, как вам не покажется удивительным – создано в наших городах и весях по инициативе жителей! ТОС, и тоже по закону создаётся по нашей жн с вами инициативе, которая оказывается так и прёт из жителей и бюрократов – организаторов МСУ!

Оказывается, что всё в нашем городе, что творят и натворили – инициировали мы, жители, избиратели!

И вот так живём в своём Саратове, который из культурного, научно-производственного, аграрного центра за эти 30 лет превратился в полную самоуправляемую корруционную Жопу по всем показателям... Живём по уготованной нам схеме.


Конституционная стратегия эффективного экономико-правового и общественного развития Российской Федерации на 2020 год

ЛЯШЕЦКИЙ А.П. доктор экономических наук, профессор, Почётный работник Министерства образования и науки РФ

Анатолий Ляшецкий

Уважаемые граждане РФ!

Просим Вас принять участие в обсуждении Программы общественного развития России на 2020 год.

Программа общественного развития РФ

1. Идеология – Российский социализм, содержание которого определяют: справедливость, мировой уровень жизни каждого гражданина дружной и сплочённой семьи народов великой России, Потребительская корзинка из 450 наименований продуктов питания (товаров и услуг), Климатические округа и коэффициенты условий жизни граждан, Минимальный размер оплаты труда (МРОТ), Верхний предел оплаты труда МРОТ: 50 раз (по опыту США), Высшая мера наказания Президента за развал экономики страны.

2. Политика. Двухпартийная система: Российская производственная партия РПП и Профсоюзная партия России ППР, Общенародный контроль ОНК за деятельностью Президента РФ.

3. Экономика. Единая система оплаты и стимулирования труда ЕТС1, ЕТС2, прогрессивная шкала подоходного налога.

4. Финансы. Типовая калькуляция единицы продуктов питания (товара, услуг).

5. Увеличение объёмов производимого валового внутреннего продукта предприятиями ВВП, регионами и страной в целом.

С уважением, Анатолий Павлович

Экономическая стратегия – это долговременные и наиболее эффективные принципы, планы и намерения РУКОВОДИТЕЛЕЙ предприятий и ВУЗов на уровне развитых стран мира в отношении производства, оплаты труда и социальной защиты, применения потребительской корзинки из 450 наименований продуктов питания, товаров, изделий и услуг. Применения верхнего предела оплаты труда (1МРОТ: 50), ЕТС1, ЕТС2, Прогрессивной шкалы подоходного налога и Калькуляции цены товаров, а также учёт рекомендаций и намерений администраций регионов и страны.

Важным элементом конституционной стратегии должны стать Идеология – Социализм и Состязательность двух философских понятий: СЕГОДНЯ хорошо, а ЗАВТРА будет ещё лучше. Это возможно только двухпартийной при системе функционирования и управления предприятиями, ВУЗами и страной (Производственно-демократической партии России ПДПР и Профсоюзной Партии России ППР.

Калькуляция цены товара и формирования бюджетов всех уровней управления Российской Федерации

Раздел 1.0

Затраты на разработку конструкторской и технологической документации, изготовление деталей и узлов и управление производством изделия (ЗКТДИ), (Р1…Р18).

1.1. Стоимость разработки конструкторской документации на изделие (СКДИ) = МРОТ х НЧ х НМ, где: Н – кол., Ч – чел., М – месяцев.

1.2. То же, технологической документации на изделие (СТДИ).

1.3. То же, конструкторской документации на оснастку (СКДО).

1.4. То же, технологии изготовления оснастки для изделия (СТО).

1.5. То же, стоимость материалов на изделие (СМИ).

1.6. То же, стоимость материалов на оснастку для изделия (СМО).

1.7. То же, заработная плата основных рабочих цеха на изготовление изделия (ЗПИ).

1.8. То же, заработная плата основных рабочих цеха на изготовление оснастки для изделия: (ЗПО).

1.9. То же, заработная плата вспомогательного персонала цеха на изделие: ремонтники, электрики, контролеры, слесари и др. работники (ЗПи).

1.10. То же, заработная плата вспомогательного персонала предприятия на ед. продукции (ЗПаупвп).

1.11. То же, заработная плата АУП цеха на изделие: экономисты, нормировщики, учетчики, бухгалтера, руководители цеха и др. (ЗПАУПц).

1.12. То же, заработная плата АУП предприятия на изделие: экономисты, нормировщики, учетчики, бухгалтера, руководители предприятия и др. (ЗАУПп).

1.13. То же, дополнительные затраты общезаводского назначения (горюче смазочные материалы, доставка продукции до потребителя и др.).

1.14. То же, дополнительные затраты на стимулирование работников цеха за поданное рацпредложение ДЗСРЦ.

1.15. То же, дополнительные затраты на стимулирование вспомогательных работников и АУП предприятия за поданное рацпредложение ДЗСРП.

1.16. То же, затраты на стимулирование работников цеха за внедрение в производство рацпредложений ЗСВРП.

1.17. То же, затраты на стимулирование вспомогательных работников и АУП предприятия за внедрение в производство рацпредложений ЗСВРАУПп.

1.18. Затраты, формирующие расходы на содержание общезаводского транспорта, отопления, водоснабжения, электроснабжения, столовой, медпункта, охраны и др. (ТОВЭСМО).

Раздел 2.0

Затраты, формирующие страховые фонды, общезаводскую себестоимость, резервные фонды и цену товара предприятия ЗФСФЦТ, (Р2.1…Р2.8).

2.1. Амортизационные отчисления на обновление технологического оборудования цеха на ед. продукции АООТО.

2.2. То же, амортизационные отчисления на текущий и капитальный ремонт технологического оборудования цеха на единицу изделия АОТКРОЦ.

2.3. Формирование страхового фонда на здравоохранение работников цеха СФЗРЦ.

2.4. То же, работников предприятия ЗРП.

2.5. То же, затраты на социальное страхование работников цеха ЗССРЦ.

2.6. То же, работников предприятия (ЗССРП).

2.7. То же, затраты на страхование основных фондов предприятия ЗСОФП.

2.8. То же, затраты на формирование фонда НИР, предприятия ЗФФНИР.

2.9. То же, формирование резервного фонда предприятия ФРФП.

Раздел 3

Затраты, формирующие бюджеты различных уровней управления народным хозяйством страны ЗФБРУНХС, Р3 = (Р1 + Р2) х 0,30).

3.1. Бюджет предприятия БПр = (Р3 х 0,14).

3.2. Местного совета БМС= (Р3 х 0,14).

3.3. Районного совета БРС = (Р3 х 0 ,14).

3.4. Городского совета БГСа = (Р3 х 0,14).

3.5. Областного совета БОС = (Р3 х 0,14).

3.6. Республиканского совета БРС = (Р3 х 0,14).

3.7. Российской Федерации БРФ = (Р3 х 0,14).

Итого плановая цена продукта питания (товара, изделия, услуги) предприятия ПЦПТУП (Р1+Р2+Р3).

Следует заметить, что уровни бюджетов, их число и процент (коэффициент) отчисления должны быть утверждены Минэкономразвития РФ.

Таким образом, основными достижениями стратегии ценообразования могут стать: во-первых, повышение уровня автоматизации расчётов на основе применения современных ЭВМ; во-вторых, унификация структуры показателей калькуляции цены товара; в-третьих, уменьшение роли правящей элиты высшего уровня власти в системе методологии ценообразования; в-четвёртых, увеличения объёмов производимого валового внутреннего продукта предприятиями ВВП, регионами и страной в целом; и в-пятых, чрезвычайно важным является новый механизм формирования бюджетов различных уровней управления народным хозяйством РФ.

Конституционная стратегия эффективного экономико-правового и общественного развития Российской Федерации на 2020 год должна гарантировать исполнение всех прогрессивных принципов развития нашей страны. Заметим, что большой проблемой является отсутствие возможности общественного обсуждения проблем экономики на телевидении. Всё отдано под рекламу и другие мелочи.

11 июня 2020 года

Статьи А.П. Ляшецкого, опубликованные в газете «Богатей»

1. Иновационный потенциал труда работника любой категории и сферы деятельности и оценка по методу доктора экономических наук, профессора А.П. Ляшецкого

http://www.bogatej.ru/bogatej/nums/685/Innovacionnyj_potencial_truda_rabotnika.pdf

2. Методика совершенствования ценообразования

http://www.bogatej.ru/bogatej/nums/687/Metodika_sovershenstvovanija_cenoobrazovanija.pdf

3. Новая система калькулирования общественной цены изделия, товара, услуги в условиях рыночной экономики

http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=9&article=29102018145819&oldnumber=806

4. Как оценить трудовой потенциал работника

http://www.bogatej.ru/bogatej/nums/441/?chamber=maix&art_id=2&article=4052014001337&oldnumber=701

5. Обращение к гражданам России доктора экономических наук, профессора, Почётного работника высшего профессионального образования, Ветерана труда Анатолия Павловича Ляшецкого

http://www.bogatej.ru/bogatej/nums/706/Obrashhenie_k_grazhdanam_Rossii.pdf

6. Неэффективная политическая, экономическая и социальная политика России: её недостатки и горизонты будущего

http://www.bogatej.ru/?chamber=maix&art_id=7&article=3092015131714&oldnumber=753

Печатные издания

1. Учебное пособие. Ляшецкий А.П., Голосов О.В., Хатунцев В.М., Солопов А.А., Ляшецкая Т.А., Данилова З.С. Новые подходы к системе управления социально-трудовыми отношениями Российской Федерации в условиях глобализации рынка труда. /Изд-во «Десятая Муза», 2016. – 382 с.

2. Ляшецкий А.П., Голосов О.В., Ляшецкая Т.А., Данилова З.С. Организация и управление системой социально-трудовых отношений на основе применения единой тарифной сетки (ЕТС) и прогрессивной шкалы налогообложения доходов граждан. /Журнал «Финансовая Экономика», №4, ч.4. – С.416-422.


Можем повторить?

Лев ПОНОМАРЕВ, правозащитник

16 мая 1990 года открылся 1-й Съезд народных депутатов РСФСР. Это важнейшее событие в истории России: на съезде в результате изменения государственного строя родилось новое, демократическое государство. И это произошло не путем насильственного переворота, а в результате победы сторонников демократии на выборах.

Прошло ровно 30 лет. В стране возобновилась авторитарная власть с реальными признаками тоталитаризма. Что дает нам сегодня тот опыт и можем ли мы его повторить?

За то, что выборы тогда прошли свободно, не вызвав недоверия у граждан, надо поблагодарить Горбачева. А за победу демократов – советскую власть, которая на протяжении десятилетий не решала экономические проблемы и лишала людей элементарных прав и свобод. Народ от нее устал.

Как нам удалось победить?

Конечно, ветер дул нам в спину, но события могли развиваться по-разному. Советская власть чувствовала себя вполне уверенно и церемониться с противниками, если бы протест принял радикальный характер, не собиралась.

В течение всего 1988-89 годов люди охотно выходили на улицу, поддерживая избрание народных депутатов СССР – лидеров перестройки. Это была та питательная среда, в которой утверждалось требование перемен и рождалась активная поддержка демократов. Такая движуха шла по всей стране, и прежде всего – в Москве.

Стояла задача максимального объединения людей в рамках мирного протеста и в дальнейшем – победы на выборах народных депутатов РСФСР, назначенных на 4 марта 1990 года. Для этого надо было сделать ряд безошибочных шагов. И мы их сделали.

Потенциальных союзников было много, но они были разъединены в многочисленных мелких группах, большинство которых сложилось перед выборами депутатов СССР 1989 года. Одни поддерживали Ельцина, другие – Афанасьева, третьи – Гдляна с Ивановым, были активисты «Мемориала», «Московского народного фронта», большую роль играл Клуб избирателей АН СССР и т.д. Перечень этих групп занял бы больше страницы. Их надо было объединить. Мы понимали, что импульс должна дать Москва, и за полгода до выборов депутатов РСФСР было создано Московское объединение избирателей (МОИ), вобравшее в себя десятки протестных групп демократической ориентации.

При этом мы учитывали, что объединение должно быть мягким, без жестких требований к этим разнородным группам. Стало ясно, что главным инструментом их консолидации будет общая программа, с которой демократы пойдут на выборы. В МОИ в январе 1990 года была создана редакционная группа, в основном из гуманитариев, которая написала проект программы демократического кандидата.

Основные тезисы:

– Государство для народа, а не народ для государства.

– Многопартийность, отмена 6-й статьи Конституции РСФСР (о руководящей роли КПСС).

– Рынок как основной регулятор хозяйства.

– Многообразие и юридическое равенство разных форм собственности: государственной, акционерной, кооперативной, коллективной, частной.

– Комплекс мер, смягчающих переход к рынку населения, прежде всего малообеспеченных слоев.

– Передача земли в бессрочное владение или частную собственность тем, кто занят сельскохозяйственным трудом или намеревается им заниматься.

– Свобода совести.

– Контроль выборных органов власти над КГБ, МО, МВД.

– Безусловное право объединяться в партии, организации и союзы. Заявительный, а не разрешительный порядок регистрации для общественных организаций.

– Свобода слова и печати.

– Демократическое решение национальных проблем.

Непосредственно перед выборами было сделано несколько важных шагов.

Мы решили создать демократический предвыборный блок. С этой целью 20-21 января провели межрегиональную конференцию, пригласив на нее известных нам кандидатов в депутаты, разделяющих основные положения нашей программы. Участники конференции обсудили ее тезисы, отредактировали, а затем приняли общим голосованием. Утвердили название блока – «Демократическая Россия». В результате был учрежден демократический блок кандидатов в депутаты, который пошел на выборы со своей программой и названием. Программа была опубликована в февральском номере «Огонька» и читалась по всей стране.

Возникла уникальная ситуация: предвыборный блок «Демократическая Россия» был создан раньше, чем сама политическая организация. Политическое Движение «Демократическая Россия» было учреждено только через 8 месяцев – в октябре 1990 года. К тому моменту уже появилось много демократических протопартий: Социал-демократическая партия России (СДПР), Республиканская партия Российской федерации (РПР), Свободная демократическая партия России (СвДПР), Российское христианское демократическое движение (РХДД), Партия конституционных демократов (ПКД), Конституционно-демократическая партия – Партия народной свободы (КДП-ПНС), Партия свободного труда (ПСТ). Они вошли в «ДемРоссию» вместе с непартийными общественно-политическими объединениями типа «Мемориал», объединения писателей «Апрель» и др. Но все это произошло уже после съезда.

А накануне выборов в Москве перед нами стояла еще одна важная задача – чтобы заручиться максимальной народной поддержкой, надо было вывести на митинги как можно больше людей. И нам это удалось.

На первый предвыборный митинг 4 февраля на Манежную площадь вышло около 300 тысяч человек. Это напугало власть, и следующий митинг, назначенный на 25 февраля, проводить рядом с Кремлем запретили. Конечно, у многих было настроение не прогибаться перед властью и идти на Манежку. Если бы такое решение было принято, власть с большой вероятностью не остановилась бы перед кровопролитием, и вся перестройка на этом закончилась бы.

Но мы не пошли на Манежную площадь.

Когда удается предотвратить катастрофу, в истории это не остается. А я уверен, что своим решением координационный совет МОИ предотвратил катастрофу. Это было трудное решение, но в конце концов мы его приняли. Оргкомитет митинга подчинился запрету, позвал людей на Садовое кольцо и не прогадал – пришло до миллиона человек.

По итогам выборов народных депутатов РСФСР, прошедших в марте 1990 года, избирательный блок «ДемРоссия» создал внушительную фракцию в парламенте.

Съезд продолжался с 16 мая по 22 июня. В Кремль ходили как на работу, и каждый рабочий день проходил в острейших дискуссиях с оппонентами, пытавшимися сохранить советскую государственную систему. По ключевым вопросам перевес, как правило, был на нашей стороне, хотя, по статистике, из 1059 делегатов 86,3% были членами КПСС. Этот парадокс объясняется тем, что многие коммунисты голосовали вместе с демократами. Да и «ДемРоссия» при всей остроте борьбы с коммунистами принимала в свои ряды «не по паспорту».

Все 6 недель работы съезда продолжалась острейшая политическая борьба. На заседания приходили влиятельные сторонники Горбачева, который по многим вопросам в тот момент стал нашим оппонентом, два раза появился и он сам.

Основные результаты съезда, которых удалось добиться демократам, – избрание Б.Н.Ельцина председателем Верховного Совета и принятие Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Для Ельцина это был первый шаг в его политической карьере. Если бы он не был избран председателем Верховного Совета, то не стал бы в будущем президентом России. А Декларация о государственном суверенитете РСФСР позволила снять путы с законодательной деятельности нового российского парламента. Это помогло продвинуть либеральные, демократические реформы.

Главный итог 1-го Съезда народных депутатов РСФСР в том, что он заложил фундамент демократического государства. Те тезисы, которые были сформулированы в программе кандидатов-демократов, в дальнейшем реализовались в законах, принятых парламентом.

Ключевую роль в этом играла «ДемРоссия». Она возникла по всем правилам появления оппозиционной политической силы парламентского характера. Начав свою историю с объединения низовых общественных организаций, победив в конкурентной борьбе с сильным противником на свободных выборах, выдвинув своего кандидата в председатели Верховного Совета и добившись его избрания, «ДемРоссия» фактически стала правящей фракцией.

Так в стране утвердилась сила, способная мирным путем изменить власть. Этот опыт очень важен для сегодняшнего дня.

Может ли мы его повторить? Для этого необходимы два условия.

Во-первых, чтобы ветер дул нам в спину. Я своей спиной это уже чувствую. Власть делает все больше ошибок, вызывая социальное недовольство.

Во-вторых, демократы должны быть представлены одной широкой оппозицией, а не отдельными лидерами и партиями со своими противоречиями, которыми на первом этапе можно было бы пренебречь. Такую коалицию пора создавать в преддверии выборов 2021 года. И входить в нее должны не только партии и политические организации, но и гражданские протестные группы, количество которых сейчас множится по всей стране. Начинать это строительство надо сейчас. В регионах такие коалиции уже создаются, они собираются попробовать свои силы в сентябре этого года на местных выборах. В Москве же пока ничего не получается. Лидеры не то что не могут, они даже не хотят договариваться.


Новая Россия, или Гардарика (Страна городов)

Десять политических заповедей России XXI века

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ

(Продолжение. Начало см. в № 3 (821) от 15 апреля 2020 года)

Сверхдержавие или Национальные интересы?

Выезжая за пределы Московской кольцевой дороги, как правило, очень быстро попадаешь в совершенно другую страну. Если Москва по благоустройству и сервису может поспорить с любой современной европейской столицей, то эта, другая Россия, где живут сто двадцать миллионов россиян, выглядит как иллюстрация к фильмам о послевоенной Европе, нищей и разрушенной. Трудно поверить, что перед тобой страна – победитель в самой страшной и кровавой в истории человечества войне.

Как мы к этому пришли? Почему через тридцать лет после «победы» над коммунизмом и через двадцать лет бессменного нахождения у власти новой элиты с «холодными головами и чистыми руками», лет непрерывного и совершенно невообразимого нефтяного изобилия (цены превышали среднесоветские и раннероссийские втрое!), эта другая Россия лежит в руинах? Ведь потерпевшая поражение в войне Германия (ФРГ) уже к 1965 году, несмотря на оккупацию страшными американцами, превзошла по уровню жизни бо́льшую часть Европы, а ее промышленность в основном вернула утраченные позиции. Почему же российская провинция, вроде бы никем не оккупированная, не стала жить лучше?

Причин много. Здесь и неумение управлять, и тотальное воровство, и вездесущий монополизм, но в том числе и серьезная ошибка в выборе политических приоритетов, выдвижение на первый план мессианской цели восстановления сверхдержавы.

Эта новая самодержавность возникла не на пустом месте. Пытаясь любыми средствами предотвратить геополитический транзит Украины, российский правящий клан попутно открыл для себя залежи полезного ископаемого, более прибыльного, чем даже нефть или газ, – под названием «величие России». С тех пор это, как кажется власти, неиссякаемое топливо добывается в России в промышленных масштабах. Оно стало идеальной заправкой для двигателя российской авторитарной власти.

По сути, в 2014 году в России произошла замена одного общественного договора другим. К старому соглашению «стабильность в обмен на свободы», действующему в России с 2003 года, Кремль сделал существенное дополнение – «величие взамен справедливости и достатка». Новый общественный договор звучит теперь так: величие и стабильность в обмен на свободы, справедливость и достаток. Величием России теперь оправдывают все мерзости режима – произвол, коррупцию, культурную деградацию, отсталость. Все это можно и нужно терпеть в обмен на возможность безнаказанно «кошмарить» Украину, гадить «америкосам» в Сирии и Ливии, размещать «наши» ЧВК по всей Африке и даже, по слухам, в Венесуэле.

Почему российское общество так легко пошло на эту сделку? Видимо, потому что оно было готово к такому повороту событий и даже ждало его с нетерпением. Показательно, что после возвращения Крыма большинство жителей России испытало настоящую эйфорию. Это была искренняя и неподдельная радость. Но случилась она не только потому, что люди увидели в присоединении Крыма восстановление исторической справедливости, а еще и потому, что они устали от поражений и соскучились по победам. Им показалось, что возвращается не Крым, а сама Россия – такая, какой они ее знали прежде. Это ощущение вернувшейся силы было для многих важнее, чем собственно радость от захвата Крыма, о котором до этого мало кто вспоминал – в основном лишь затем, чтобы съездить туда на отдых (хотя многие, если есть возможность, давно предпочитают Египет и Турцию).

В такой реакции нет ничего удивительного. Много столетий Россия была империей и ее подданные воспитывались в имперской традиции. До сих пор большинству трудно даже представить, что имперскому мышлению существует альтернатива. Это не только российская проблема: другие бывшие Империи сталкивались и продолжают сталкиваться с аналогичными вызовами (яркая иллюстрация этого – недавние события в Британии вокруг брексита). Но в сегодняшней России, не так давно пережившей крах СССР, эти процессы оказались более разрушительными, чем где бы то ни было.

Рождение нового постсоветского мира протекало болезненно и сопровождалось тяжелыми испытаниями как для общества, так и для государства. Кроме естественных трудностей переходной эпохи, добавилось негативное влияние многочисленных стратегических и тактических просчетов руководителей новой России. В результате произошло резкое схлопывание экономики, а с ним – деградация институтов и, как следствие, криминализация всех сфер общественной и государственной жизни. В ту пору страна не просто потеряла значительную часть своих территорий, но и надолго перестала играть сколь-либо существенную роль в мировой политике, переместившись с ее главной сцены в партер.

Поражение центрального правительства в чеченской военной кампании и фиаско российской внешней политики на Балканах стали двумя мощнейшими стимулами, разбудившими имперскую ностальгию. И то и другое было воспринято обществом как национальное унижение. В итоге сформировался «версальский синдром» – подобное состояние общества было в Германии после поражения в Первой мировой войне.

Россия стала ошибочно воспринимать себя не с заслуженной гордостью, как страна, совершившая грандиозную революцию и покончившая с коммунизмом во всей Европе, а как государство, проигравшее «холодную войну».

Однако из этого неуникального постимперского кризиса можно было выходить по-разному – либо потратить все ресурсы на имитацию, создать иллюзию силы, видимость возрождения, за фасадом которого прячутся развалины все того же старого общества, либо пройти через глубокую духовную, социально-экономическую и политическую трансформацию и стать сильными по-настоящему.

Те же немцы освоили оба варианта: по одной дороге они пошли после Первой мировой войны, что привело их к национальной катастрофе, по другой – после Второй мировой войны, что привело к возрождению нации. Первый путь устремлен в прошлое, это путь реванша и милитаризма, насильственной реанимации изживших себя исторических форм. Второй – устремлен в будущее, это путь переосмысления и поиска новых решений.

К сожалению, в России реализовался не конструктивный, а реконструктивный сценарий. В начале XXI века правящий клан навязал обществу первый путь – реваншистский – и стал торговать «эликсиром величия». Сверхдержавный дурман сработал: несколько лет общество пребывало в состоянии непрерывного психоза, упиваясь своим мнимым превосходством над другими народами и ощущением мощи, не существующей в реальности (особенно после просмотра знаменитых путинских мультиков о сокрушительном русском оружии). Однако усталость уже заметна, к тому же за все эти иллюзии Россия уже платит и будет платить в будущем непомерную цену.

Кремль хочет добиться величия России не развитием ее производительных сил, не расцветом образования и науки, не подъемом культуры, а исключительно с помощью грубой военной силы и ядерного шантажа. Он изощрен и изобретателен в ведении своей «скифской войны» без правил, которую принято называть гибридной. С этой целью он нещадно использует доставшийся ему по наследству от СССР военно-технический потенциал, которого хватит еще на двадцать – тридцать лет, то есть как раз до конца жизни нынешних правителей России. Что будет дальше – их не интересует. Но это должно заботить общество и ту часть элиты, которая способна смотреть выше горизонта собственной жадности и тщеславия.

Сегодня критика новоявленного посткоммунистического милитаризма осуществляется либо с общегуманистических (пацифистских) позиций, либо под углом зрения неисполнимости (утопичности) кремлевских замыслов – в том смысле, что Россия не потянет войну против всего человечества и убьет себя, как это сделал СССР.

Это и верно в долгосрочной перспективе, и неверно в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. В принципе, военные авантюры обходятся России не слишком дорого. Я могу с цифрами убедительно доказать, что пока военные провокации (за исключением Украины) не очень обременительны для России, что «инвестиции», например, в Сирию по русским меркам довольно скромны, что Венесуэла тоже пока укладывается во вполне подъемные деньги, а уж африканские эксперименты – и вовсе малобюджетный вариант.

Все это Россия вроде бы может себе позволить, не подрывая основ экономики, – тем более если нефть растет. Другое дело, что эта третья мировая войнушка, в которую правящий клан пытается втравить страну, опасна не текущими расходами, а тем, что исключает для России шанс вписаться в экономику XXI века и обрекает ее на медленную цивилизационную смерть в технологическом и социальном тупике истории.

Западные страны исключили нас из мирового разделения труда в качестве равноправного союзника и безопасного партнера. Китаю мы, как конкурент на технологическом рынке, куда он рвется сам, совсем не нужны. А в одиночку мы, естественно, не вытягиваем даже самый минимум необходимых технологий. Нас просто слишком мало!

В этом смысле сверхдержавность – опасный миф, эксплуатация которого противоречит реальным интересам формирующейся нации. Но, повторюсь, в ближайшей перспективе эти проблемы не угрожают стабильности режима.

Главный вопрос – это вовсе не вопрос цены, а вопрос смысла. Был такой старый советский анекдот: «Армянское радио спросили: можно ли в Америке построить социализм? Армянское радио ответило: можно, но зачем?» Так и с кремлевской войной. Может ли Россия тактически переиграть Запад и сделать себя полностью изолированной от внешних влияний автаркией наподобие Северной Кореи и при этом распространить свой контроль на все близлежащие территории? Ну, допустим, может – а зачем? Надо смотреть не на то, что случится, если затея Кремля провалится, а на то, что будет, если у него вдруг все получится. Вот где будет настоящая катастрофа, ибо победа Кремля в этой логике – это поражение России, и наоборот.

Итак, цель Кремля – размежевать с Западом, а затем и с Китаем зоны влияния и распространить на соответствующие территории свой контроль, политический и военный, воздвигнув новый «железный занавес». Вопрос: зачем стране, у которой самая большая территория в мире (практически необжитая) и очевидный демографический коллапс на носу, нужны новые контролируемые земли? Ведь контроль неотделим от ответственности и затрат, материальных и людских. Может быть, ей нужны полезные ископаемые? Но России дай бог разобраться с тем, что у нее уже есть. Может быть, ей нужны рынки сбыта высокотехнологичной продукции? Но производить такую продукцию (даже военную) без кооперации с тем же Западом, от которого как раз предполагается закрыться «железным занавесом», Россия не может, а размежевание военными средствами такую кооперацию исключает. Так зачем же? В чем тут секрет?

В первом приближении ответ звучит так: сегодня Россией рулят люди с архаичным сознанием, застрявшие ментально даже не в прошлом, а в позапрошлом веке. У них довольно примитивное, крестьянское понимание целей политики, которое покоится на трех китах традиционной политической ментальности.

Во-первых, представление о том, что любые отношения с внешним миром – это игра с нулевой суммой: всегда есть «мы» и «они», и если «они» что-то выиграли, то «мы» ровно столько же проиграли, и наоборот. В такой игре нет оттенков, есть лишь черное и белое, компромиссы – тактическая уловка, альянсы – военная хитрость, и вообще: у России лишь два союзника – армия и флот.

Во-вторых, представление о том, что важнее всего территория. Это основа силы, богатства, влияния. Чем больше территория – тем лучше. Цель любого политика – прирастить территорию. В рамках этой политической философии потеря территории – трагедия, а приобретение – безусловный позитив. Историческую значимость правителя оценивают по-прежнему в зависимости от его территориальных приобретений или потерь.

В-третьих, весь мир в представлении кремлевских стратегов разделен на четкие сферы влияния. Сферы влияния – это что-то вроде продолжения территории, пространство, на которое пусть и ограниченно, но продолжает распространяться суверенитет метрополии. Расширение сфер влияния есть безусловный императив внешней и внутренней политики государства. Все его функции должны быть приспособлены к достижению этой цели.

В эпоху постмодерна подобные традиционные взгляды подверглись существенной корректировке, но эта новость не успела дойти до Кремля.

Все основные игроки в современной политике и бизнесе уже давно играют по другим правилам. В их основе лежит не теория игр с нулевой суммой, а стратегия win-win, «уравнение Нэша» – теория, по которой в сложных системах ни одна из сторон отношений не может выработать успешную стратегию, если другие стороны не согласятся изменить свои стратегии. Иными словами, в современном мире никто не может достигнуть весомого успеха в одиночку, играя против всех. Наоборот, только научившись взаимодействовать и договариваться со всеми другими по правилам, которые ты и сам берешься выполнять, можно заметно улучшить свое положение. Современный мир – это соревнование внутри установленных границ в интересах всех игроков. Тех же, кто хочет играть без правил, выбрасывают из игры.

К тому же в XXI веке, при современных цифровых технологиях, захват территорий отнюдь не является абсолютным плюсом. Приращение может обернуться и существенным минусом, стать непосильным бременем. Расходы на поддержание порядка и систем жизнеобеспечения, на социальную и прочую инфраструктуру на оккупированной территории могут существенно превысить выгоды от приобретения.

Появились и давно эксплуатируются технологии, позволяющие собирать экономический урожай с чужих полей, не захватывая их при помощи военной силы. Размеры, число и высокий образовательный уровень населения агломераций становятся куда более важными показателями экономической и политической мощи, ибо свидетельствуют о большом потенциале страны. А вот с этим делом у нынешних российских стратегов совсем плохо. Россия быстро обезлюдевает и интеллектуально деградирует из-за выпихивания лучших голов из страны, и чем больше «войнушек», тем стремительней идет этот процесс.

Наконец, в современном постмодернистском мире не осталось четких разграничительных линий и, соответственно, однозначных зон влияния. Одна и та же территория может находиться в зоне влияния нескольких стран и сама оказывать обратное влияние. Все относительно и все размыто. Внутри этих серых зон идет постоянная борьба и состязание. Как правило, попытка установить единоличный контроль над какой-нибудь зоной приводит к полной потере влияния в ней.

Самая яркая иллюстрация такой проигрышной стратегии – российская политика в отношении Украины начиная с 2014 года. Имея колоссальную историческую фору, Россия отказалась соревноваться с Западом за влияние на Украину и просто собственными руками превратила ее на десятилетия, если не навсегда, во враждебное государство – зону отчуждения между собой и Европой.

Означает ли это, что главным движущим фактором кремлевской политики является глупость? Лишь отчасти: еще более важную роль играет жадность. На самом деле правящий класс России не хочет воевать. За двадцать лет нахождения у власти его представители интегрировались в европейскую жизнь, как никто другой до них. Они вывезли в Европу детей, жен и любовниц, обзавелись недвижимостью и банковскими счетами, стали любимыми клиентами европейских банкиров и щедрыми меценатами европейских политиков. Их именами названы кампусы десятков европейских университетов, они владеют модными галереями и торговыми домами. Они не чураются инноваций, особенно вдалеке от российских границ. Да, они не хотят свободы для России, но готовы пользоваться чужой свободой (и безопасностью) на Западе. В этом вся загвоздка.

Акт Магнитского, возможно, стал даже в большей степени спусковым механизмом крестового похода Кремля против Запада, чем события в Украине. Так называемая война с Западом, ведущаяся от имени России, – это, по сути, война российского правящего класса за свои привилегии, и прежде всего за право свободно тратить на Западе свои деньги. Это своего рода примитивный шантаж. Россия вооружается не для того, чтобы завоевать Запад (в Кремле понимают пределы своих возможностей), а для того, чтобы заставить Запад принять свои условия. Главное из них: вы не лезете в наши дела, не обращаете внимания на все, что у нас творится с правами человека и коррупцией, не мешаете нам тешить свои имперские амбиции в пределах зоны влияния приказавшего долго жить СССР и наслаждаться комфортом вашей европейской жизни.

А как это соотносится с национальными интересами России? Ответ: никак. Как понять, в чем они состоят? Давайте спросим себя: что мы хотим делать – бомбить Воронеж или восстанавливать Воронеж? Если бомбить, то нам ничего не нужно, тогда можно и повоевать с Западом. А вот если восстанавливать, пытаться сделать из города не Сталинград-1943, а подобие Монреаля, то нужно очень многое – и всему этому противостояние с Западом мешает. Нужны новые технологии, крупные инвестиции, ноу-хау и грамотный менеджмент, нужны качественно новое образование и медицина, нужна нормальная конкуренция, без которой выбраться из застоя в принципе невозможно. Все это достигается только путем интеграции в мировую экономику, а интеграция и война несовместимы.

Многие критики нынешнего режима впадают в другую крайность, полагая, что национальные интересы России – какая-то пропагандистская химера и даже само это словосочетание «нерукопожатно». Но национальные интересы России объективно существуют и нуждаются в защите. Просто они не имеют ничего общего с узкоклановыми интересами «группировки из Ленинграда», захватившей власть в России и осуществляющей ее тотальную милитаризацию. Действительный национальный интерес России – ее скорейшая интеграция в мировую экономическую систему и перестройка внутренней жизни (экономической и политической) таким образом, чтобы страна могла занять в этой системе достойное положение.

Все, что способствует сегодня достижению этой цели, соответствует национальным интересам России. Все, что затрудняет достижение этой цели и откладывает на потом назревшие преобразования, противоречит этим интересам. Погоня за мнимым величием держиморды унизительна для истинно великой России, которой есть чем гордиться, помимо атомной бомбы.

Кремль и его приспешники хотят изолировать Россию от Запада, но при этом интегрироваться в западную жизнь в личном качестве. Для этого им нужен статус военной сверхдержавы. Национальные интересы России прямо противоположны: устранение изоляции страны и, наоборот, изоляция всех тех, кто пытается, угрожая войной, сохранить свои феодальные привилегии, в том числе право безнаказанно красть деньги до́ма, а тратить их на Западе. Они хотят Россию закрыть, чтобы красть и обманывать вечно, а мы хотим Россию открыть, чтобы этого никогда больше не происходило.

Продолжение следует...


Марк Солонин: «Тройка губителей России: Ленин, Сталин, Гитлер. Близнецы-братья – Ленин и Гитлер. А Сталин им не близнец. Он шакал»

Что общего у СССР с черепахой, а у гитлеровской Германии – с оленем, был ли возможен арест Сталина после немецкого вторжения, почему советских военнопленных в начале войны конвоировали свои же, какую роль сыграла температура ноября 1941-го в исходе войны. Об этом, а также о том, можно ли было обеспечить подвоз продовольствия в блокадный Ленинград, в авторской программе Дмитрия Гордона рассказал российский историк, блогер и публицист Марк Солонин.

Марк Солонин (справа) и Дмитрий Гордон

Марк Солонин: Победу Сталина, при всех оговорках, я считал победой добра над злом. Но теперь понимаю, что это была победа одного негодяя над другим.

Дмитрий Гордон: Чем скорее мы перестанем искать логическое, стройное, разумное объяснение каждому шагу Сталина, тем проще нам будет понять ту эпоху.

– Марк Семенович, добрый вечер!

– Добрый вечер!

– Очень рад, что мы с вами встречаемся. Я долго шел к этой встрече, признаюсь вам. Я ваш большой поклонник.

– Спасибо!

– Я очень интересуюсь темой, на которую вы, наверное, больше всех остальных пролили свет – темой Великой Отечественной войны. Кстати, как ее правильно называть – Великая Отечественная или Вторая мировая?

– Если говорим об истории, то лучше «Вторая мировая». «Великая Отечественная» – это уже немножко публицистика.

– История Второй мировой войны – увлекательнейшая тема. Хотелось бы с вашей помощью разобраться в ней как можно глубже.

Вы родились и выросли в Куйбышеве. Если молодые люди не знают, это сегодняшняя Самара. Окончили с золотой медалью школу, затем – авиационный институт. Потом работали кочегаром в котельной. Почему, после такого блестящего образования?!

– Все-таки после института я восемь лет работал конструктором в закрытом ОКБ, где мы проектировали чрезвычайно интересные вещи. Так что не сразу после института была кочегарка. Но наступил 1988 год, началась вся вот эта Перестройка, различная общественная активность. В масштабах Куйбышева у меня активность была довольно большая. И я решил, что нельзя совмещать с ней работу в закрытом ОКБ, где, между прочим, есть 1-й и 2-й отделы. Мои «документы и чертежи были с грифом «Совсекретно». Я не рискнул «дразнить гусей». Но тогда надо было, чтобы где-то лежала трудовая книжка. В кочегарке я работал 50 суток в году. А остальные 315 у меня были для того, чтобы мутить воду. Вот мы ее и мутили.

– По образованию вы авиационный инженер-конструктор. Почему вы увлеклись историей Второй мировой войны, почему стали писать о ней?

– Хочу уточнить: я и по сей день практикующий инженер. И в Украине я нахожусь с инженерным проектом, главным конструктором которого являюсь. Мои руки уже не отмываются, это связано с устройством сжигания древесных отходов. Кстати, вот – кочегарка вернулась.

Та тема меня интересовала всегда. К концу школы я уже понимал, что советский вуз и вся цепочка, которая следует дальше, приведет либо к тюрьме, либо к необходимости врать за деньги. И то и другое не годилось. Поэтому я выбрал технический вуз и ни одной секунды не жалел.

– Я много времени провел в архивах КГБ СССР, которые рассекретили в Украине. Особенно меня интересовала тема сталинских репрессий 1937–1939 годов. Перелопатил огромное количество дел, в них были документы и личные вещи расстрелянных людей. Протоколы «троек», огромные журналы. Скажите как историк: зачем Сталину понадобилось в 1937–1939 годах истреблять военную элиту Советского Союза?

– Судя по тому, что вы рассказали, в этой теме вы гораздо более информированы, чем я. Ею я никогда специально не занимался. Единственное, что считаю возможным и полезным отметить: далеко не к каждому действию Сталина надо прикладывать вопросы «почему?», «зачем?». Было очень много иррационального. Он далеко не был гением всех времен и народов. Чем быстрее мы перестанем искать логическое, стройное, разумное объяснение каждому шагу Сталина, тем проще нам будет понять ту эпоху.

– Недавно исполнилось 80 лет пакту Молотова-Риббентропа.

– (Кивает). Много было шума.

– В России писали: здорово, что Сталин заключил это пакт и тем самым спас Советский Союз.

– Класс!

– Виталий Алексеевич Коротич, мой друг, во время Перестройки избранный делегатом от Харькова на знаменитый первый Съезд народных депутатов, вошел в комиссию, которую возглавлял академик (Александр) Яковлев, секретарь ЦК КПСС. Комиссия по пакту Молотова – Риббентропа была создана по требованию прибалтийских республик, которые, естественно, хотели уйти туда, где они были до этого пакта. Сначала, рассказывал мне Виталий Алексеевич, им сказали, что пакта нет, нет в архивах ничего, никакого оригинала. В конце концов, оригинал нашли. Оказалось, немцы его хранили и предоставили. Когда члены комиссии прочитали текст пакта, у них волосы встали дыбом. Это было на самом деле ужасно.

– Секретный протокол вы имеете в виду?

В 39-м Сталин был намного сильнее. Поэтому Гитлер и готов был прогибаться, получать оплеухи и делать вид, что он их не получил.

– Да, конечно. Что это был за пакт, зачем он был заключен, по Вашему мнению? И каковы его исторические уроки?

– Я удивляюсь удивлению уважаемых людей. Потому как 26 августа 1939 года, то есть через два с половиной дня после подписания, советская разведка перехватывает донесение чешского посла, вернее, поверенного в делах (Зденека) Фирлингера (потом он стал большим коммунистом), в котором он писал: «В дипломатических кругах Москвы ходят устойчивые слухи о том, что вместе с пактом было подписано секретное соглашение о разделе Восточной Европы». То есть тогда уже стало понятно. Вернемся к вашему вопросу. Это был договор о ненападении Сталина на Гитлера. Это если вкратце.

– Именно Сталина на Гитлера?

– Да. Чуть-чуть длиннее. Гитлер очень настойчиво просил, едва ли на полу не валялся, чтобы Сталин не мешал ему провести польскую кампанию. Сталин согласился предоставить такую услугу, взяв за нее очень многое. Но у Гитлера не было других вариантов, он заплатил столько, сколько попросили. Что интересно: попросить можно было даже больше.

– Например?

– Там был эпизод, связанный с нынешней украинской Буковиной. Возник некий диспут между Гитлером и Риббентропом. Мол, вы поясните, что мы русским обещали? И обиженный Риббентроп сказал Гитлеру: «Вообще-то я имел от вас полномочия согласиться и на проливы». Те самые, о которых так мечтали русские цари.

Таким образом, Сталин получил половину Польши. По секретному протоколу он получал даже большую часть Польши. Был предусмотрен раздел по линии Висла – Сан. Потом переиграли. Междуречье Вислы и Буга оставили Гитлеру, а Сталин за это забрал себе Литву.

Сталин получил доступ ко всем военным достижениям гитлеровской Германии.

– Вот так?

– Ко всем! Помилуйте, это списки на многие страницы. В конце 1939-го – первой половине 1940 года советские инженеры и «инженеры», которые в кавычках, совершенно официально объездили, облазили, обнюхали все авиационные, танковые, артиллерийские, судостроительные заводы Германии. Вывезли все. Немецкие самолеты, те, что были в строю, тот же самый «Мессершмитт», «Юнкерс 88"» «Юнкерс 87». Причем забирали по пять-шесть экземпляров. Один – чтобы сломать на статических испытаниях, парочку – обстрелять, еще один – загонять двигательный ресурс и т.д.

– Потрясающе!

– Забрали все танки, какие были. Забрали огромное количество морского вооружения. Да как забирали! Немцы передают новейший «Юнкерс 88». Наши говорят: «Стоп-стоп-стоп. У вас этот приборчик недовинченный. Нет, вы нам дайте именно в том виде, в котором он поступает в «Люфтваффе». Немцы: «Это самый настоящий, серия Х». «Нет, дайте серию Y, новейшую». Гитлер на все это соглашался, глотал эти пощечины.

31 декабря 1939 года, канун Нового года. Люди разливают шампанское. Товарищ Сталин принимает немецкого посла…

– (Вернера) Шуленбурга?

– …да, и с ним еще одного дипломата, не помню фамилии, по экономическим делам. Они говорят под шампанское, как, мол, мы хорошо провели этот год, какие шикарные достижения. И в этой теплой обстановке немец говорит: «Господин Сталин, вы, конечно, не в курсе, к вам никаких претензий, это недоработка ваших подчиненных. Но нам железную руду в рамках соглашения грузят 30-процентную. Во-первых, мы 70% пустой породы везем за свой счет. Во-вторых, с такой рудой наши обогатительные фабрики замучились работать». «Хорошо, – сказал товарищ Сталин, – я дам указание. Вам не будут больше грузить 30-процентную руду. Отгрузят 20-процентную».

Возвращаемся к Буковине. Когда Сталин забрал ее летом 1940 года, там жили, как вы понимаете, немцы. Спокон веку они там жили.

– И румыны.

– Румыны да, но и немецкие крестьяне в том числе. Разумеется, они не хотели оказаться в братской семье советских народов, хотели вернуться в Германию. Товарищ Сталин их отпустил, всем разрешил уехать. Было написано: деньги оставляем, акции (если есть) оставляем. Можно взять одно пальто новое и одно пальто ношеное, одну шапку новую и одну ношеную. А две шапки взять нельзя. Табака можно было взять с собой 20 кг. Они выращивали табак как техническую культуру. Зачем был Сталину самосад, непонятно. Он просто отвешивал Гитлеру одну оплеуху за другой. И это все, конечно же, сказалось на том тяжелом для Гитлера решении, которое он принял 21 июня 1941 года.

– А что, Сталин был намного сильнее Гитлера на то время, в 1939 году?

– Вот именно что намного сильнее. Поэтому Гитлер и готов был прогибаться, получать эти оплеухи и делать вид, что он их не получил. Разгадка очень простая. Всегда привожу этот пример. Черепаха запросто обгоняет оленя, если начнет движение на 10 лет раньше. Сталин начал раньше. Он стал создавать военную экономику и огромную армию в годы индустриализации, в начале 30-х. Германия была связана условиями Версальского договора, имела крохотную армию в 10 дивизий, с малокалиберной артиллерией (не больше 105 мм), с ограниченным количеством снарядов на один ствол. Она не шла ни в какое сравнение.

– Но немцы есть немцы…

– Именно! Почему мне и нравится пример о черепахе и олене. Олень пришел в движение, это произошло в 1935 году, когда Гитлер официально объявил, что страна выходит из положений Версальского договора, что нам наплевать – мы строим армию. Олень начал очень быстро догонять черепаху, затем обогнал ее. Как мы знаем, в конце Второй мировой войны Германия была вооружена такими чудесами техники! Баллистические ракеты, крылатые ракеты, реактивные самолеты в количестве тысяч штук. Было 5000 баллистических ракет. Да, олень в итоге обогнал черепаху, но на тот момент, летом 1939 года, Сталин располагал сухопутной армией, которая превышала по численности людей, дивизий, танков, самолетов, артиллерии все основные европейские страны, то есть Францию, Великобританию и Германию вместе взятые. По танкам вообще было абсолютное превосходство, просто не обсуждаемое.

– И это были хорошие танки?

– Хорошие. Конечно, для той эпохи. Немцы вступили в войну с Польшей, что превратилось в начало Второй мировой, имея танковый парк, наполовину состоявший из учебно-боевой танкетки Pz 1 с моторчиком в 55 лошадиных сил. Сейчас такие и на бюджетный автомобильчик уже не ставят, да?

– (Улыбаясь). Да.

– Эти 55 лошадиных сил должны были тащить 10 тонн веса. С узенькими гусеницами, вооруженные двумя пулеметиками. А навстречу выезжал советский танк…

– … «Клим Ворошилов»?

– Зачем так жестоко?! Выезжал советский танк БТ. Американский, но сделанный в Харькове. Вооруженный 45-мм пушкой, с двигателем 400 лошадиных сил. Он этот Pz 1 пробивал на километровой дальности, а немец не мог ничем ответить. У него два пулемета, они не пробивали броню легкого советского танка. Или выезжал советский танк Т-26, он же английский, с той же 45-мм пушкой. Расстрелянный спустя месяц после начала войны генерал армии (Дмитрий) Павлов, начальник главного автобронетанкового управления, молодым танкистом приехал в Испанию, в 1936–1937 году воевал там. Вернувшись оттуда, он докладывал на Главном военном совете, что немецкие и итальянские танкетки не шли ни в какое сравнение с нашими танками и уничтожались беспощадно.

– То есть в 1939 году Сталин был на голову выше?

– Абсолютно. Преобладающая сила. Он командовал этим банкетом. Это был огромный камень, на какую чашу весов он упадет, та и перевесит.

План Сталина – устроить большую европейскую войну, а когда ее участники изнурят друг друга, Красная армия пройдет по пепелищу и везде поставит наш флаг.

– И вы, и Виктор Суворов утверждали, что Сталин хотел напасть на Гитлера, собирался это сделать первым. И сейчас так думаете?

– Конечно. Получается у нас хорошая связка с пактом 1939 года. Сталин с самого начала не собирался его выполнять… Нет, не так… Он собирался выполнять его тогда, когда пакт подписывался, но имел в виду, что в конечном итоге нанесет Гитлеру удар топором в спину. Что касается Гитлера – вопрос сложный, это не совсем моя тема. Но не исключаю, что у Гитлера на начальном этапе этого сотрудничества была надежда, что они договорятся полюбовно. Разделят сферы влияния в мире и не будут друг другу мешать. По крайней мере Риббентроп в предсмертных мемуарах, которые писал в Нюрнберге в ожидании повешения, утверждал, что, насколько он понимал позицию фюрера и указания, которые от него получал, «мы хотели договориться со Сталиным полюбовно, поделить Европу». То есть Германия готова была выполнять (пакт). Понимаете, Советский Союз стремился к гегемонии, по крайней мере в Европе. Для того, чтобы в этом убедиться, нам не надо искать секретные архивы. Просто вспомним, что было гимном этой страны.

– «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем»…

– Это песня. А официальным государственным гимном был «Интернационал» до 1943 года. А что было на гербе? Земной шар, на котором был серп и молот, без малейших очертаний границ. А кто сидел в Москве?

– Коминтерн.

– Совершенно верно, что вам рассказывать! Ребята даже не скрывали.

– Будущее мировое правительство.

– Это называлось по-разному, революция, то, се, но стремление к гегемонии было очевидным. В СССР вышел замечательный фильм «Великий гражданин», было две серии.

– Да-да.

– Прототипом героя был убиенный (Сергей) Киров, его тогда превращали в советского святого великомученика. Интересная история вообще: из фильма, который сейчас висит в интернетах, вырезана финальная сцена. Но я ее видел своими глазами. Когда мы делали большой документальный фильм, мне сказали: ой, а этого нету. Я говорю: «Ищите оригинал!» Нашли его в Госфильмофонде. И сейчас в интернете есть и полный фильм. В конце главный герой, прообразом которого был кандидат в члены Политбюро товарищ Киров, говорит: «Эх, после хорошей войны выйти да взглянуть на Советский Союз республик из 30–40! Черт возьми, как хорошо!» И после этого его убивают злодеи-троцкисты. Фильм, конечно же, был одобрен Сталиным уже на этапе сценария.

Что касается конкретики, то план Сталина достаточно легко реконструируется из открытых источников, из их выступлений.

– Стравить немцев с англичанами и французами?

– Устроить большую европейскую войну. Когда ее участники изнурят друг друга, Красная армия пройдет по этому пепелищу и везде поставит наш красный флаг. Об этом было написано большое количество песен, стихов. Газета «Правда» 31 декабря 1940 года вышла со стихотворением. Я уже плохо помню стихи… (Вспоминает). «И, может быть, к 16 гербам, еще гербы прибавятся другие». Такое было новогоднее поздравление советским людям.

– Класс!

– Обратите внимание, 16 гербов, не 15.

– Карело-Финская ССР была.

– Совершенно верно, ее сделали республикой. Так вот, план был понятен, а вот конкретика… Да, стравить Германию и англо-французский блок можно было и по-другому, но получилось вот так. Появилась возможность устроить большую многолетнюю мясорубку по образцу Первой мировой войны, а потом пройти по пепелищу. Почему Сталин согласился не мешать Гитлеру завоевать Польшу, слал ему бензин, нефть, хлеб, ту же самую 20-процентную руду…

– …в огромных количествах, правда?

– Ну, при мизерных возможностях… Понимаете, для нищего и два рубля – деньги.

(Улыбаются).

Для немцев даже миллион тонн нефтепродуктов было очень много. На тот момент Германия была слаба не только по сравнению со Сталиным, это вообще не обсуждается. К 1939 году, вообще говоря, она была слаба по сравнению с англо-французским блоком, к которому могла присоединиться и присоединилась Польша. Не очевиден был успех Германии в этой войне, и Сталин очень опасался, что Гитлера раздавят в самом начале. Ему нужна была большая, длительная война, которая разорит Европу. Он поддерживал на начальном этапе этой войны Гитлера так, как веревка поддерживает повешенного. Это метафора Владимира Ильича Ульянова (Ленина). А вот Адольф Алоизович 21 июня 1941 года писал своему закадычному другу Муссолини…

– …дуче?..

– Да. Их явно связывала настоящая дружба. Это действительно очень важное письмо, в котором Гитлер в порыве откровенности объясняет, почему решил начать войну с Советским Союзом. В частности, там есть такая фраза: «Я решил разорвать эту веревку раньше, чем она меня задушит». То есть он понял, что на востоке у него не союзник и даже не дружественный нейтрал, а предатель, обманщик… Трудно подобрать правильное слово. Тот, кто ждет, когда Гитлер увязнет как следует в войне, чтобы вогнать ему в спину топор.

– Итак, Сталин готов к войне с Гитлером, он хочет на него напасть. Сталин превосходит Гитлера на голову…

– (Поднимает палец вверх). В 39-м году. Но олень черепаху догонял.

– Хорошо. К 1941 году каково было соотношение сил?

– Советский Союз к 41-му году по-прежнему обладал количественным превосходством по всем измеряемым параметрам: люди, подготовленные резервисты, дивизии, танки, пушки, самолеты, аэродромы, заводы и т.д. Но уже не было превосходства на порядок. В разы было, может, где-то в полтора раза всего лишь. Кроме того, не все ведь измеряется количеством. Нельзя отрицать, что немцы… Не стоит и преувеличивать, не надо говорить о двухлетнем опыте войны. Не было никакого двухлетнего опыта. Было три-четыре недели в Польше и три-четыре недели во Франции. Далеко не все участвовали в польской кампании – немецкая армия росла. Но какой-то опыт реальных военных действий был накоплен, а самое главное – немецкая армия пропиталась духом своей непобедимости. Это чрезвычайно важно. В то же время Красная армия получила опыт Финской войны.

– Ужасный опыт.

– Кроме всего прочего, он ее деморализовал.

– Маленькая Финляндия побила большой Советский Союз.

– Такого навешала Советскому Союзу, что страшно даже вспоминать… Поэтому, конечно же, преимущество сократилось. Еще раз вернусь к этой метафоре: черепаха обгоняет оленя, только если она вышла раньше, а потом олень сокращает разрыв. Советский исторический бред по поводу того, что надо было оттягивать и оттягивать, абсурден. Не говоря уже о том, что он не имеет ничего общего с намерениями Сталина. Советскому Союзу, который успел опередить оленя только потому, что раньше начал готовиться к войне, выгодно было начинать как можно раньше.

Советская разведка в 41-м не имела никаких выходов на носителей военных секретов гитлеровской Германии.

– Сталин думал, что немцы схлестнутся с англичанами и французами, друг друга перерубят…

– …и это потянет на несколько лет, как в Первую мировую…

– …а они все не схлестывались. И вот – 41-й год. Сталину докладывают накануне 22 июня, что немцы должны напасть. Сталин не верит, решительно пресекает попытки своих военачальников и разведки об этом говорить. Не верит донесению Зорге и т.д. Любые упоминания в прессе о том, что немцы могут что-то сделать не так, пресекаются на корню. 22 июня огромная немецкая машина обрушивается на Советский Союз. Удар сокрушительной силы. Почему же Советский Союз, готовый, как вы говорите, к войне, со всеми танками и человеческим потенциалом, так обвалился? Меня потрясла книга Константина Симонова «Живые и мертвые». По свидетельству тех, кто его знал, Симонов был человеком очень честным. Кстати, он завещал развеять свой прах над полем, где шли бои…

– …да-да, под Могилевом.

– Он написал эту горькую книгу. Это было возможно только в условиях оттепели. И прекрасный фильм мы помним, «Живые и мертвые», в котором сыграли (Михаил) Ульянов, (Кирилл) Лавров. Симонов показал весь кошмар первых дней и месяцев войны. И было стихотворение Симонова, посвященное Суркову: «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…». Оно душераздирающее.

Продолжение следует...


Там, где кончается тротуар

Илья МАКСИМОВ

В Саратове полным ходом идет ремонт тротуаров. Старожилы не помнят такого размаха работ, начавшихся после обновления основных уличных магистралей города.

Участок обновленного тротуара по улице Лунной в районе 2-й Дачной

Понятное дело, что особая благодарность должна быть выражена в адрес нашего земляка Вячеслава Володина, нашедшего возможность выделить нищему областному центру, отдающему львиную долю заработанных денег федеральному центру, приличную сумму на благо саратовских пешеходов.

И всё же хотелось бы несколько омрачить радость, добавив в эту бочку меда ложку дегтя. И выразить надежду, что эта несправедливость в ближайшем будущем будет устранена. Пусть даже не новыми вливаниями уважаемого Вячеслава Викторовича (думается, что его возможности на этот счёт не беспредельны), а решением набившего оскомину вопроса о полноценном бюджете г. Саратова, позволяющим, в соответствии с Законом о местном самоуправлении, обеспечить исполнение всех прописанных в нем полномочий.

Что касается тротуаров, то их наличие и особенности размещения на городских улицах регламентируется специальным документом.

ГОСТ Р 52766-2007. Дороги автомобильные общего пользования. Элементы обустройства. Общие требования

4.5.1 Тротуары и пешеходные дорожки

4.5.1.1 Тротуары или пешеходные дорожки устраивают на дорогах с твердым покрытием, проходящих через населенные пункты. На дорогах I-III категорий по ГОСТ Р 52398 тротуары обязательны на всех участках, проходящих через населенные пункты, независимо от интенсивности движения пешеходов, а также на подходах к населенным пунктам от зон отдыха при интенсивности движения пешеходов, превышающей 200 чел./сут.

4.5.1.2 В населенных пунктах городского типа тротуары устраивают в соответствии с требованиями нормативных документов на планировку и застройку городских и сельских поселений.

4.5.1.3 Тротуары располагают с обеих сторон дороги, а при односторонней застройке – с одной стороны.

4.5.1.4 Пешеходные дорожки располагают за пределами земляного полотна.

4.5.1.5 В условиях сильно пересеченной местности при высоких насыпях или глубоких выемках, а также при прохождении дороги через заболоченные участки пешеходные дорожки могут быть размещены на откосах на присыпных бермах на расстоянии от кромки проезжей части не менее 2,5 м. При устройстве пешеходных дорожек в одном уровне с обочиной на расстоянии менее 3 м от проезжей части их отделяют от обочин при помощи дорожных ограждений.

4.5.1.6 Число полос движения пешеходов на тротуаре и пешеходной дорожке зависит от интенсивности пешеходного движения.

При суммарной (в двух направлениях) интенсивности пешеходного движения в часы пик до 50 чел./ч тротуар может иметь одну полосу движения, до 1000 чел./ч – не менее двух полос движения.

При интенсивности пешеходного движения более 1000 чел./ч число полос движения следует увеличивать на одну полосу движения на каждую тысячу человек.

4.5.1.7 Ширина одной полосы тротуара (пешеходной дорожки) с двумя полосами движения и более должна быть не менее 0,75 м. Минимальная ширина однополосной пешеходной дорожки должна быть не менее 1,0 м.

4.5.1.8 На уклонах более 80 ‰ пешеходные дорожки допускается выполнять в продольном профиле в виде отдельных участков с уклонами не более 80 ‰, соединенных между собой лестницами с маршами не менее чем в три ступени и крутизной уклона не более 1:2,5.

4.5.1.9 В населенных пунктах городского типа вдоль тротуара устраивают пешеходные ограждения или сплошную посадку кустарника, отделяющего пешеходов от проезжей части. Высота кустарника должна быть не более 0,8 м.

К сожалению, требования этого ГОСТ пока не вошли в практику обустройства улиц нашего города полноценными тротуарами. И далеко за примерами ходить не надо. На той же улице Лунной и прилегающей к ней Саперной улице, где, скорее всего, такие работы уже закончились, можно увидеть участки, где тротуар или прерывается земляной пешеходной дорожкой, или вовсе отсутствует (cм. фото ниже).

Остается надеется, что эти трудности в ближайшем времени будут преодолены и горожане перестанут наконец-то чувствовать неудобства.


Лесопарк «Кумысная поляна» завален валежником

Александр СВЕШНИКОВ

Многолетние обещания саратовских властей очистить Кумысную поляну от упавших и спиленных деревьев – источник возникновения пожаров и увеличения количества мышей – во многом так и остаются обещаниями. Чтобы убедиться в этом, достаточно прогуляться по парку.

Район Кумысной поляны над 2-й Дачной

По мнению специалистов, накопление валежника весьма опасно для леса, так как валежник, представляя удобную пищу для огня, в случае возникновения лесного пожара способствует быстрому его распространению на значительные пространства. Кроме того он является благоприятной средой для различных вредных насекомых, в особенности короедов, которые, размножаясь, переходят с него и на растущие деревья, уничтожая часто десятки и сотни тысяч гектаров ценного леса. Поэтому в благоустроенном лесном хозяйстве обращается особенное внимание на своевременное удаление валежника из леса – уборку его (требование ст. 168 Лесного устава Российской империи относительно казенных лесов, а также современного законодательства МПР РФ), причём решающее значение имеет состояние валежника.

В Саратове для предотвращения пожаров на Кумысной поляне могут помочь горожане, собрав валежник. Об этом 3 апреля 2020 года заявил депутат городской думы Дмитрий Сорокин на постоянно действующем совещании в мэрии. Депутат Сорокин напомнил, что несколько лет назад на Кумысной поляне уже был пожар. По его словам, провоцирует распространение огня большое количество валежника в лесу.

«Если лес загорится, загорится этот валежник там, то этих сил явно не хватит. У нас есть закон о бесплатном его сборе. Люди могли бы помочь очистить лес от валежника. У нас большой массив частных домов там. Но люди пока не знают, как пользоваться законом», – заявил он.

Присутствовавший на этом мероприятии начальник управления защиты населения и территорий города от ЧС Даниил Рагозин выступил с отчетом о подготовке к пожароопасному сезону. Чиновник рассказал, что особое внимание уделено защите от пожаров природного парка «Кумысная поляна». Для этого разработан специальный план тушения, проведена опашка лесных массивов, создана искусственная минерализованная полоса.

Рагозин добавил, что для ликвидации возгораний в лесах в городе имеется 25 ранцевых огнетушителей, 482 штыковые лопаты, 466 совковых лопат и 181 ведро. На базе городской службы спасения имеются мотопомпы и пожарные рукава.

В ответ на замечание Сорокина Даниил Рагозин пообещал наладить информационную работу с населением. При этом он подчеркнул, что таким путем решить проблему не удастся, поскольку в пожароопасный сезон могут вообще запретить нахождение граждан в лесу, который совпадает с благоприятным для сбора валежника временем.

Своим мнением по поводу сокращения количества мышей как разносчиков известной инфекции поделился депутат облдумы Дмитрий Ханенко. По его словам, нужно прежде всего исключить и ликвидировать места, где проживают эти мыши. Ведь они не столько в лесу живут, сколько в валежниках и на свалках. Необходимо бороться с чистотой прилегающей территории и ликвидировать очень доступную среду питания для мышей.

Дмитрий Ханенко подчеркнул, что такие работы должны вестись постоянно, а не от случая к случаю.

– Мы должны планировать ресурсы на уборку. Те 5 млн. рублей на всю область, которые были озвучены на совещании, недостаточны. Эту сумму выделяет правительство Саратовской области, а город выделяет 500 тысяч рублей на все районы, – пояснил Дмитрий Ханенко. – Этого явно мало. А самое главное – мало персонала, который работает на Кумысной поляне, их не больше 20 человек. Сколько бы ни выделялось средств, их нужно еще и правильно потратить, нужны люди.

По словам Дмитрия Ханенко, меры по уборке леса и ликвидации свалок следовало предпринять еще осенью. Тогда, возможно, вопрос с массовой дератизацией на территории лесопарка и не стоял бы. Депутат напомнил, что на совещании в облдуме высказывались предложения привлечь к работе по ликвидации валежника и свалок волонтеров. Очевидно, что силами только сотрудников лесопарка, отметил он, не обойтись. Волонтеры это в итоге будут или нет, но для работы необходимо искать дополнительные людские ресурсы.


Ковалев – Ельцину: «Ваша политика скомпрометировала слово «демократия» в России»

Сергей КОВАЛЕВ, депутат Государственной Думы

30 лет назад, в мае 1990 года, собрался I Съезд народных депутатов России. С ним были связаны огромные общественные надежды и ожидания, ощущение, что Россия встает на путь демократии. Среди участников Съезда были Борис Немцов, Галина Старовойтова, Сергей Юшенков, Виктор Шейнис, Глеб Якунин, Лев Пономарев, Алексей Яблоков и многие другие. В их числе – и Сергей Ковалев, известный правозащитник, советский политзаключенный, а позже первый уполномоченный по правам человека в России Сергей Ковалев.

Сергей Ковалев

В поисках развилки, на которой Россия свернула к авторитарному режиму, называют разные события. Одни говорят о деле ЮКОСа, вторые – об операции «Преемник» в 1999 году, третьи – о выборах 1996 года. Иногда думается, что та или иная дата – скорее способ самооправдания политиков и экспертов: «мол, тогда Кремль был другим, а вот потом произошло (вставить подходящий вариант) – и началось!». Публикуем открытое письмо Борису Ельцину, которое в начале 1996 года написал Сергей Ковалев. Этот – уже исторический – документ показывает, что основные предпосылки несменяемости власти и движения к диктатуре были заложены уже в первый президентский срок Ельцина.

Открытое письмо Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину

Уважаемый господин Президент!

Последние шесть лет я считал своим долгом всемерно содействовать той политике, которую, со всеми оговорками, можно было назвать «демократическим преобразованием России». Долгое время эта политика прочно связывалась с Вашим именем. Вы были главой государства, идущего по демократическому пути, а поначалу даже считались лидером демократов. Пока Вы оставались в рамках этого курса, я считал себя Вашим соратником, а в тех случаях, когда Ваши шаги расходились с общим направлением движения или резко замедляли его темп – лояльным оппонентом.

Дорога России к свободе не обещала быть легкой. Многие трудности были очевидны заранее, многие возникали неожиданно. Для их преодоления всем нам – власти, обществу, каждому человеку – приходилось принимать непростые, и даже трагические, решения. Главное, что страна ожидала от Вас, это воли к изменениям и честности. Особенно – честности. Избирая Вас, Россия видела перед собой не только политика, готового ломать старое государственное устройство, но и человека, искренне стремящегося изменить самого себя, свои взгляды, пристрастия, властные привычки. Вы убедили многих – и меня, в том числе – что гуманистические и демократические ценности могут стать для Вас основой жизни, работы, политики. Мы не были слепыми; мы видели все обкомовско-цекистские стереотипы, сохранявшиеся в Вашем поведении. Но ведь, в конце концов, вся Россия, как человек, подверженный тяжкому пороку, боролась сама с собой. Даже не любя Вас – Вас понимали.

Однако за последние годы Вы, продолжая в каждом публичном выступлении заверять слушателей в своей незыблемой приверженности демократическим идеалам, стали – сначала медленно, а потом все более круто – менять курс руководимой Вами государственной политики. В настоящее время Ваша администрация пытается повернуть страну в направлении, прямо противоположном тому, которое было провозглашено в августе 1991 года. Это приводит меня к необходимости публично обозначить свою позицию.

Не буду поминать все Ваши многочисленные ошибки и просчеты; на это найдется тьма охотников. Дело не в конкретных провалах, а в их причинах: принципиально неверном выборе приоритетов и критериев в государственной политике.

Начиная, по крайней мере, с конца 1993 года, Вы последовательно выбирали не те решения, которые укрепляли бы силу права в демократическом обществе, а те, которые возрождали тупую и бесчеловечную мощь государственной машины, стоящей над правом, законом, людьми. Ваши враги утверждают, что Вы делали это для укрепления своей личной власти. Но, даже если это не так, дело от этого не меняется.

В трагические дни осени 1993 года я, не без серьезных внутренних сомнений, решился Вас поддержать; я не снимаю с себя ответственности за эту поддержку. Я полагал, что применение силы было в тот момент роковой необходимостью перед лицом грозившей вот-вот вспыхнуть гражданской войны. Я и тогда понимал, что октябрьские события могут привести к тому, что верховная власть начнет воспринимать насилие как удобный и привычный инструмент для разрешения собственных трудностей. Но надеялся на другое: на то, что, преодолев кризис легитимности и создав для России исходную правовую базу, правительство и Президент приложат все усилия для укрепления законности и порядка, для мирного и свободного развития страны. Очень многое в выборе этой альтернативы зависело лично от Вас, Борис Николаевич. Я верил, что Вы выберете второй путь; я не снимаю с себя ответственности за публичное выражение этой веры в Вас, Вашу честность и мужество.

Конституция 1993 года наделяет Президента огромными полномочиями, но и возлагает на него огромную ответственность, а именно: быть гарантом прав и свобод граждан, обеспечивать их безопасность, охранять закон и порядок в стране. Как Вы распорядились этими полномочиями? Как Вы поступили с возложенной на Вас ответственностью?

Вы фактически остановили судебную реформу, которая должна была сделать правосудие по-настоящему независимым от других ветвей власти. Вы открыто стали проповедовать принцип: «пусть пострадают невинные, лишь бы наказать виновных».

Вы громогласно объявили стране о начале борьбы с организованной преступностью. Для этого Вы дали огромные, выходящие за рамки права и закона, полномочия силовым структурам. Результат? – преступники по-прежнему гуляют на свободе, а законопослушные граждане, так и не обретя безопасности, вынуждены терпеть еще и произвол людей в мундирах.

Вы заявили, что Ваша цель – сохранение и укрепление территориальной целостности Федерации. Результат? – бездарная и позорная гражданская война, вот уже больше года полыхающая на Северном Кавказе.

Вы отказались от кардинальной перестройки органов безопасности, а ведь у Вас было уже немало поводов понять, что политический сыск, ради которого создавалось большинство этих структур, и на котором воспитывались многие из «профессионалов», до сих пор в них работающих – не лучшая база для создания дееспособной системы.

Под видом укрепления обороноспособности России Вы пресекли все попытки военной реформы, которая дала бы России эффективные и современные Вооруженные Силы. Результат? – идущая полным ходом ремилитаризация страны, военный бюджет, вновь ложащийся тяжелым грузом на нашу экономику, очевидная неспособность и некомпетентность многих высших чинов военного командования. И, наконец, сама армия – нищая, голодная, плохо вооруженная; но при этом раздутая до неприличия, да еще комплектуемая насильно за счет отмены отсрочек и освобождений, принятых во всех цивилизованных странах, где еще сохранилась воинская повинность. Десятки тысяч молодых людей всеми силами уклоняются от службы в этой армии, как от худшей напасти; сотни тысяч других ежегодно насильно отправляются в эту школу бесправия, унижений и насилия.

Вы говорите об открытой политике, о гласности и публичности – и одновременно подписываете секретные Указы, касающиеся важнейших государственных дел, создаете закрытые советы и комиссии, засекречиваете все больше сведений о работе правительства, о положении в стране. Механизм принятия решений в президентской администрации стал почти столь же келейным, как это было во времена Политбюро ЦК КПСС. Не секрет, однако, что Вы, как и вся пирамида созданной Вами исполнительной власти, в своих решениях все больше опираетесь на спецслужбы, на их систему закрытой информации. Быть может поэтому Вы отказались от кардинальной перестройки органов безопасности; а ведь у Вас было уже немало поводов понять, что политический сыск, ради которого создавалось большинство этих структур, и на котором воспитывались многие из «профессионалов», до сих пор в них работающих – не лучшая база для создания дееспособной системы, своевременно и объективно обеспечивающей руководителей страны необходимой информацией.

Ваша кадровая политика с каждым днем определяется все более отчетливо. В первое время в Вашей «команде» было немало людей компетентных и бескорыстных. Но с самого начала Вы не избегали держать в своем окружении и тех, чьим единственным достоинством была личная преданность Вам. Постепенно этот партийно-советский принцип стал главным критерием Вашего отбора сотрудников; люди же, не обладавшие этим свойством в должной мере, удалялись из Вашей администрации и из других правительственных структур. Сегодня их остались считанные единицы. Еще хуже то, что даже в узком кругу «без лести преданных» доверенных чиновников происходит своего рода естественный отбор: наиболее успевают в карьере те из них, кто, очевидно для всей страны, преследует свой личный, корыстный, и хорошо еще, если не криминальный, интерес. Теми же, кто на Вашей службе не наживал ни каменных палат, ни казны, ни чинов и орденов, Вы жертвовали в первую очередь: сначала с сожалением и внутренней борьбой, а теперь уже и с легкостью. Результат? – вглядитесь в лица своих сегодняшних соратников. Если Вы еще не вычеркнули из памяти свой собственный краткий опыт опального борца со всевластным и бездушным бюрократическим аппаратом и не стали смотреть на окружающее взглядом партийного секретаря провинциального обкома, внезапно получившего резкое повышение по службе, то Вы перестанете удивляться, почему страна не доверяет Вашим ставленникам, а, следовательно, и Вам.

Впрочем, Вы, а вслед за Вами и все высшие государственные чиновники, не заботятся об общественном мнении. В моменты кризисов, вместо открытых и честных объяснений, Вы и назначенные Вами руководители государственных ведомств потчуют нас такой откровенной и беспомощной ложью, что просто оторопь берет. Хрупкий мост доверия между обществом и властью, с трудом наведенный вопреки столетней традиции, снова разрушен.

Тоталитарный строй, которому был нанесен серьезный, но не смертельный удар, защищает себя традиционными методами самосохранения: воспроизводством кризиса, развращением населения, подменой общественных ценностей. Ваша личная вина в том, что Вы не только не воспрепятствовали этим тенденциям, но стимулировали их. Быть может, Вы думаете, что строите Великую Россию во благо ее граждан? Нет, Ваша сегодняшняя политика способна лишь в кратчайшие сроки воссоздать государство, открытое для бесправия.

Все то, о чем я говорил выше – неспособность, лживость и трусость Вашей администрации, – нашло свое высшее выражение в чеченской войне, которая была развязана при Вашем личном участии спустя всего год с небольшим после октябрьских событий в Москве, которые, как многие (и я в том числе) надеялись, поставили точку в кровавой истории войны российской власти против собственного народа. Пренебрежение правом, попрание Конституции, деморализация и развал армии, вопиющая некомпетентность спецслужб, бездарный карьеризм верхушки ведомственных структур, неуклюжая и циничная ложь, озвучиваемая первыми лицами государства – все это в полной мере проявилось в Чечне. Но в этом кризисе ярко проявилось и еще одно свойство воссоздаваемого Вашей политикой режима – полное пренебрежение к человеческой жизни как таковой. Два-три десятка тысяч людей – мирные жители, боевики, российские солдаты – погибли: ну и что? Мы даже не знаем в точности, сколько их было. Кровь всегда ценилась дешево в России, особенно при большевиках. Но Вы внесли новую, «демократическую» струю в эту позорную отечественную традицию. Вы попытались оплатить этой кровью свою избирательную кампанию. Не думаю, что этот взнос будет принят народом.

Последний эпизод чеченской драмы – события в Первомайском. Позорный провал операции Вы не постеснялись публично назвать «решающей победой в борьбе с терроризмом». Неужели Вы полагаете, что хоть кто-нибудь Вам поверил?

Понимали ли Вы и те недоумки, которые подтолкнули Вас к чеченской войне, что пролитая кровь взойдет нетерпимостью, местью, ложью, насилием? И что эта зловредная поросль заглушит и то полезное, что Вы сделали для России?

Я далек от того, чтобы возлагать всю вину только на Вас. Тоталитарный строй, которому был нанесен серьезный, но, возможно, не смертельный удар, защищает себя традиционными методами самосохранения: воспроизводством кризиса, развращением населения, подменой общественных ценностей. Ваша личная вина в том, что Вы не только не воспрепятствовали этим тенденциям, но стимулировали их. Быть может, Вы думаете, что строите Великую Россию во благо ее граждан? Нет, Ваша сегодняшняя политика способна лишь в кратчайшие сроки воссоздать государство, открытое для бесправия. Иными словами, Вы восстанавливаете старое сталинско-брежневское болото, только коммунистическая фразеология пока что заменяется антикоммунистической риторикой. Ваши преемники и этот недостаток исправят.

Вы, отказавшись от демократических ценностей и принципов, не переставая, поминали демократию, так что иной наивный человек и сейчас думает, что в Кремле у власти находятся «демократы». Ваша политика скомпрометировала само слово «демократия», и если демократии в России суждено жить – она будет жить не благодаря, а вопреки Вам.

Ваша личная трансформация уже завершилась.

Вы начали свою демократическую карьеру как напористый и энергичный борец с официальной ложью, а заканчиваете ее как слабый и безвольный рупор циничных и корыстных лжецов из Вашего окружения. Вы клялись построить государство народа и для народа, а выстроили чиновничью пирамиду над народом и против него. При этом Вы, отказавшись от демократических ценностей и принципов, не переставая, поминали демократию, так что иной наивный человек и сейчас думает, что в Кремле у власти находятся «демократы». Ваша политика скомпрометировала само слово «демократия», и если демократии в России суждено жить – она будет жить не благодаря, а вопреки Вам.

В августе 1991 года Вы – уверен, искренне – оплакивали троих погибших молодых людей. Они погибли, защищая свою страну, жители которой захотели стать гражданами, а не рабами. Вы изменили их памяти. Сколько слез Вам понадобилось бы сегодня, чтобы оплакать всех тех, кто погиб по Вашей вине, защищая нескольких бездарных или корыстных чиновников от заслуженной отставки?

Для меня лично горько и то, что Вы предали самого себя. Я верил (и продолжаю верить), что даже секретарь обкома способен стать человеком. В какие-то периоды мне казалось, что Вам это почти удалось. Но Вы отказались от этой возможности – а ведь могли.

Вы сделали свой выбор. Скоро и мы будем выбирать. Сегодня Вы выставляете себя единственной альтернативой Зюганову и Жириновскому. Напрасно: родственных черт между вами больше, чем различий. И если нам придется выбирать между вами, наше свободное волеизъявление будет более всего похоже на выбор криминальной «крыши». Некоторые отдадут свой голос тому из вас, от кого будут ожидать чуточку меньше поборов и опасностей. Я органически не приемлю ни «красных», ни «коричневых». Но и за Вас голосовать не стану. И другим порядочным людям не посоветую.

Я считал своим долгом оставаться, хотя и «на общественных началах», на своих постах внутри органов государственной власти до тех пор, пока этот статус позволял мне хоть в чем-то, хотя бы в отдельных случаях, противостоять антиправовым и антигуманным тенденциям в государственной политике. Быть может, и сейчас эти возможности не до конца исчерпаны. Но я не могу больше работать с Президентом, которого не считаю ни сторонником демократии, ни гарантом прав и свобод граждан моей страны.

Уведомляю Вас, что с этого дня я больше не являюсь ни Председателем Комиссии по правам человека при Президенте РФ, ни членом Президентского Совета, ни членом прочих президентских структур.

Думаю, что Вы не будете сожалеть о моем уходе. Я тоже.

Известия, 24 января 1996 года


«Путин и историческая правда»

Дмитрий ХМЕЛЬНИЦКИЙ, историк

В сентябре 1989 года произошло фатальное для советской власти событие – Президиум Верховного совета СССР отменил две «антисоветские» статьи Уголовного кодекса РСФСР – 70-ю и 190-1. Они предусматривали наказание за «антисоветскую агитацию и пропаганду» (70-я, до 7 лет лишения свободы и пяти лет ссылки) и «распространение… заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» (190-1, до трех лет лишения свободы).

Дмитрий Хмельницкий

Эти статьи исключали безнаказанную возможность критического обсуждения советской истории, зафиксированной в канонизированных учебниках, и делали невозможным существование в СССР исторической науки, по крайней мере в той ее части, которая касалась советской истории.

Горбачев, прошедший в этой системе до самого верха карьерной лестницы, несомненно, понимал, что он делает, лишая КГБ важнейших инструментов запугивания. На страхе перед наказаниями за «контрреволюционные преступления» с самого начала своего существования держалась советская власть. С отменой «антисоветских» статей Уголовного кодекса Политбюро КПСС и КГБ потеряли власть над населением.

Как только страх перед госбезопасностью исчез, в Советском Союзе возникла свобода слова и многопартийность, а советская власть рухнула. Еще через полгода, в марте 1990 года, была отменена уже не работавшая 6-я статья советской конституции о «руководящей роли партии», и КПСС провалилась в тартарары.

Через 10 лет у власти оказался Путин и начал медленный процесс возврата в общественное пространство советских идеологических ценностей. То есть, советского же взгляда на советскую историю, в первую очередь – военную.

Попытки придумать новую государственную идеологию начали предприниматься с самого начала путинского правления. Это оказалось довольно трудным делом. Поскольку новый режим был откровенно антидемократическим, опереться на демократические, то есть западные ценности, было невозможно. Идеология должна была не сблизить, а отдалить Россию от западной цивилизации. Сдохшая в одночасье вместе с СССР советская идеологическая догматика была с этой точки зрения бесполезна. Ничего, из истории партии, которую десятилетиями зазубривали все школьники и студенты в СССР использовать в новых условиях было невозможно.

Точнее, почти ничего. Культ победы в «Великой Отечественной Войне» («ВОВ» на советском жаргоне), существовавший в советское время, оказался единственной частью советской идеологии, которая удалось выделить из общего целого и очистить от коммунистической фразеологии. Вместе с ней поддавались возрождению и милитаристский дух советского режима, культ армии и органов госбезопасности, имперский шовинизм и мечта о будущих военных победах.

Казенный военно-патриотический ажиотаж разрастался с самого начало 2000-х годов, постепенно охватывая историческую науку, центральную прессу и образование.

Довольно долго этот процесс носил подспудный характер, ограничивался все время нараставшим государственным финансированием всевозможной псевдоисторической, сталинистской и милитаристской макулатуры, усилением идеологического контроля за академической наукой и школьными программами, созданием всевозможных шарлатанских фондов и институтов, производивших эту самую макулатуру. И превращением свободных некогда СМИ в органы лживой государственной пропаганды.

Одновременно шла подготовка новых кадров путинских ученых. Старшее поколение их, студенты 90-х годов, уже сами выросли в докторов наук и генерируют новые поколения шарлатанов.

По уровню бесстыдной фальсифицированности путинская казенная историческая наука за 20 лет уже догнала советскую. Но при этом давление на общественность и нормальных исследователей до 2020 года было скорее неформальным. Из-под него можно было вывернуться, если не зависеть от государственных академических институций.

Теперь ситуация вышла на новый качественный уровень. В РФ начали приниматься законы, карающие за идеологические преступления всех.

В марте 2020-го Дума одобрила набор совершенно безумных поправок к конституции РФ. Помимо отказа соблюдать международные законы и обнуления президентских сроков, там имелся и такой экзотический пункт, дополнивший статью 67: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».

Формулировка, на первый взгляд, кажется, бессмысленный, но за ней вырисовывается конституционная установка на идеологический террор, цензуру и запрет гражданских свобод.

В демократических условиях невозможно заставить людей принудительно чтить чью-то память. Так же как невозможно законодательно защищать «историческую правду» просто за отсутствием такого обязательного для всех понятия. Не менее бессмысленно и словосочетание «умаление подвига народа». Под «подвигом народа» можно понимать все что угодно, в том числе и борьбу советского населения с советской властью. В любом случае, не чтить чью-то память, плевать на то, что другие считают «исторической правдой» и самостоятельно решать, что считать подвигом, а что нет – это неотъемлемое право любого гражданина демократической страны, гарантированное конституцией.

Было ясно, что за введением в конституцию антидемократических поправок должны последовать и антидемократические законы.

В апреле 2020 года глава думского комитета по культуре Елена Ямпольская подготовила к внесению в Госдуму законопроект, запрещающий «…публичные высказывания, в которых содержится приравнивание целей, решений и действий советского командования и военнослужащих СССР к целям, решениям и действиям руководства, командования и военнослужащих нацистской Германии и стран Оси в период Второй мировой войны».

Формулировка абсурдная со всех точек зрения. Скажем, можно с полным основанием считать сталинский режим более преступным, чем нацистский, и таким образом ни в коем случае не приравнивать один к другому – к радости законодателей.

Действительный смысл этого закона состоит в том, чтобы под страхом наказания в принципе исключить в России любые обсуждения советской истории вообще и военной в частности – и в форме научных исследований, и в форме публицистики, и просто в форме публичных высказываний. За все это теперь будет полагаться срок.

В этом смысле новый закон – прямой преемник «антисоветских» статей советского времени. Это законодательная защита государственных научно-исторических фальсификаций и запрет свободы слова и мнений.

В начале марта в Уголовный кодекс РФ была включена статья 243.4, карающая за «уничтожение либо повреждение воинских захоронений, а также памятников, стел, обелисков, других мемориальных сооружений или объектов, увековечивающих память погибших при защите Отечества или его интересов либо посвященных дням воинской славы России». Срок – до трех лет, если в группе – то до пяти.

Тут надо иметь в виду, что солдатских кладбищ в СССР и на тех иностранных территориях, где воевала РККА, практически нет. Во время войны отношение к трупам убитых солдат было примерно таким же, как к трупам зеков. Солдат даже по уставу хоронить должны были в общих ямах без именных табличек. А фактически РККА собственные труппы не подбирала даже там, где находилась долго, например на оккупированных в конце войны территориях.

Новый закон охраняет не гипотетические воинские захоронения, а бесчисленное количество уродливых и помпезных советских монументов, прославляющих сталинские победы и, как правило, не связанных с солдатскими захоронениями. К защите памяти павших закон отношения не имеет, только к защите отвратительной советской идеологической символики. И, что самое главное, к защите лживой советской версии истории мировой войны, то самой пресловутой «исторической правды».

Что именно считает нынешний российский режим «исторической правдой» – понятно. Это чисто сталинская версия история мировой войны, в которой Советский Союз представлен невинной жертвой коварной нацистской Германии, борцом с фашизмом и освободителем Европы. Из нее вытекает, например, что все, кто пытался сопротивляться сталинскому режиму, независимо от их политических взглядов и целей – коллаборационисты, и пособники фашистов. А все, кто с ним сотрудничал – борцы за свободу.

Вопрос о том, что собой представляла сама сталинская империя, за какие, собственно, политические цели сражалась советская армия, какое режим она принесла на «освобожденные» иностранные территории и почему не ушла оттуда после окончания войны, в этой системе координат даже ставиться не может. Так же, как и вопрос о том, кто в реальности был зачинщиком и организатором второй мировой войны помимо Гитлера и на что, собственно, была направлена вся сталинская внутренняя и внешняя политика 30-50-х годов – на борьбу за мир, или наоборот, на внешнюю агрессию.

Реальная советская история, которую путинский режим пытается запретить знать и изучать, выглядит примерно следующим образом.

Советский Союз, несомненно, был главным виновником и организатором второй мировой войны. Сталин начал ее готовить сразу после того, как захватил власть в Политбюро в 1927 году. Его предшественники – «правые коммунисты», возглавлявшие страну в эпоху НЭП, – в принципе ничего не имели против войны с внешним миром и распространения большевистского режима как угодно далеко, но не готовы были ради этой цели немедленно начать уничтожение едва-едва ожившей советской экономики.

Стали был готов не только к этому, но и к любым жертвам, которые предстояло принести населению СССР. В его случае речь шла о распространении не большевизма, а его личной власти и только. А с этим, хотя бы ввиду его возраста, следовало торопиться.

«Индустриализация народного хозяйства», которую Сталин начал в 1928-м никакого отношения к развитию советской экономики не имела. Прямо наоборот – она ее разрушила. У «индустриализации» была одна единственная цель – стремительное строительство фактически с нуля самой большой в мире высокомеханизированной армии и подготовка нападения на Европу и вообще внешний мир. На это отводилось две пятилетки. Первая для строительства военной промышленности, вторая для производства оружие.

С этой целью в СССР за считанные годы была полностью уничтожена гражданская экономика, запрещены частное предпринимательство и торговля, снижен уровень жизни населения до физически возможного минимума.

Крупная промышленность в СССР и раньше на 99% была национализирована. Уничтожив частную мелкую промышленность и торговлю, которые, собственно, и обеспечивали население всеми необходимыми для жизни благами, и экспроприировав собственность бывших владельцев частных предприятий, Сталин сосредоточил в своих руках все ресурсы страны, материальные и человеческие. Фактически этим был введен всеобщий принудительный труд – ограбленное городское население не имело возможности выжить, не работая на государство, причем там, где государству это было нужно.

Коллективизация сельского хозяйства отдала в руки Сталина все сельскохозяйственные ресурсы страны и все сельское население, тоже ограбленное и превращенное в крепостных. Колхозная система была заведомого намного менее эффективна, чем индивидуальное сельское хозяйство, но она позволяла Сталина свободно распоряжаться всеми плодами труда колхозников и свободно манипулировать рабочей силой. Рабочие руки изымались из деревни в любом количестве для принудительной перекачки их в нужных объемах на стройки пятилетки.

Таким образом, Сталин превратил страну в один большой концлагерь по производству оружия, в котором настоящие концлагеря служили карцерами. Это были «мобильные трудовые армии» (термин из сталинской прессы) решавшие производственные задачи в таких условиях, где условно вольных рабочих использовать было невозможно.

Следствием сталинским реформ были многие миллионы трупов и гигантская механизированная армия, которая к концу 30-х годов была уже готова выполнять стратегические задачи.

С конца 1920-х годов советское военное планирование рассматривало в качестве вероятных противников все пограничные государства. В частности, гипотетическую коалицию из всех западных соседей во главе с Польшей, поддерживаемую Англией и Францией. В те времена главной задачей советского правительства было создать армию, способную победить объединенную армию Польши, Румынии и балтийских стран. Естественно, такой военный союз не мог возникнуть с целью нападения на СССР, у СССР вообще не было внешних врагов, способных на неспровоцированную агрессию против него с целью захвата советских территорий. Все эти страны рассматривались советской стороной только как жертвы ее собственной будущей агрессии.

Проблема состояла в том, что шансов прорваться в центральную Европу без союзников и без того, чтобы в самой Европе предварительно возник военный конфликт, у Сталина не было.

Потом возникла нацистская Германия и ситуация изменилась. Желанный конфликт замаячил на горизонте. Сначала Стали начал делать намеки Германии на то, что их союзу ничто не препятствует. Потом пытался уговорить западные страны первыми напасть на Германию в союзе с ним. Попытка использовать испанскую войну для подрыва мира в Европе тоже оказалась неудачной.

И, наконец, в 1939 году Сталин сумел обмануть Гитлера, договорившись с ним о разделе Европе и убедив в том, что никаких иных интересов в европейских территориальных захватах у него нет. Гитлер только в конце 1940 года во время визита Молотова в Берлин убедился в том, что Сталин и не думает соблюдать условия пакта. Что он готовит нападение на Европу и Германию именно в тот момент, когда Германия связана безнадежной войной с Англией, за которой маячили США. Гитлер попытался переломить патовую ситуацию превентивным нападением на Сталина с целью отогнать Красную армию подальше от своих восточных границ и влип.

Результатом стала четырехлетняя мировая война с десятками миллионов трупов, гибель нацистской Германии и множества восточноевропейских стран, захваченных Сталиным. От печальной судьбы восточной Европы западную спасла американская атомная бомба. Тут Сталин безнадежно опоздал. Как ни старался он создать собственный ядерный потенциал, достаточный для того, чтобы напасть на «первый мир» и его победить, это не получилось ни у него, ни у его преемников.

Впрочем, планы Варшавского договора по началу третьей мировой войны были актуальны вплоть до 1988 года. И только постоянная готовность НАТО к отражению советского удара спасала от него Западную Европу в течение 50 послевоенных лет.

Потом наступила относительно короткая десятилетняя передышка, когда постсоветская Россия выглядела в глазах внешнего мира страной, пытающейся нащупать путь к полноценной демократии. Но затем началась путинская эпоха, когда Россия перестала выглядеть таковой – чем дальше, тем больше.

После 2014 года путинская Россия даже не пытается имитировать демократию. Она полноценный преемник сталинского СССР во всех смыслах. Поэтому агрессии против внешнего мира, борьба с настоящей исторической наукой, замена ее идеологическими фальсификациями и террор против тех, кто этому процессу сопротивляется – ее естественная потребность.

Вопрос в том, как далеко Путину удастся с этим зайти.

https://spektrnews.in.ua, 9 мая 2020 года


Это сладкое слово Свобода

Леонид НЕВЗЛИН, общественный деятель

Власть, особенно в России, очень любит забирать, ограничивать, уничтожать свободу. Так проще. Вся история двадцатого века в России – это борьба за свободу, ее краткий миг и откат в реакцию. В этом плане 90-е годы стали уникальным периодом в нашей истории. Это был самый долгий период свободы, открывшей для страны и ее народа огромные перспективы. Но перспективы – схлопнуты, свобода – давно ограничено в самой извращенной форме. Именно поэтому Путину и его пропаганде так важно очернить, обесценить 90-е. Чтобы лишая людей их прав, выдавать эти лишения за благо.

Леонид Невзлин

Шаги по либерализации страны и введении определённых демократических принципов в последний век российской истории предпринимались неоднократно. Впервые самодержавная власть была ограничена в 1905 году «Манифестом 17 октября», составленным Сергеем Юльевичем Витте и подписанным императором. «Манифест» предполагал создание Государственной думы – законодательного и представительного органа власти, а также закрепление политических прав и свобод – слова, печати, совести, собраний и союзов. То есть, фактически законодательная власть становилась разделённой между монархом и выборными представителями от населения. Стала возможной законная работа партий. Предполагалось, что политическая деятельность перестанет быть сферой либо элитарной, либо противозаконной.

Но подобная система, призванная способствовать переходу Российской империи от самодержавия к конституционной монархии просуществовала недолго. Император неоднократно накладывал вето на решения Думы, а после переворота (третьего июля 1907 года), роспуска Думы второго созыва и изменения избирательного законодательства последующие созывы Думы стали «карманными». Самодержавие вновь лишилось каких-либо ограничений.

Февральская революция 1917 года уничтожила самодержавие (и упразднила монархию в России в принципе), провозгласила равенство граждан (вне зависимости от сословного происхождения, вероисповедания, пола или имущественного статуса). Было принято решение о созыве Учредительного собрания (органа выборного и представительского), которое и должно было определить дальнейшее политическое устройство России, действующие же органы власти признавались исключительно временными. Установленный порядок просуществовал меньше года, в октябре произошёл большевистский переворот, установивший власть советов, а в январе 1918 было разогнано Учредительное собрание, заседавшее менее суток. На последующие, как минимум, три года страна погрузилась в абсолютный хаос и террор Гражданской войны.

Период Новой Экономической Политики (предложенной Лениным на X съезде партии в марте 1921 года) ознаменовался либерализацией довольно условной и только экономической. Частная инициатива крестьян или мелких предпринимателей в городах (нэпманов) была не запрещена, но и не пользовалась поддержкой со стороны государства. Был необходим отход от грабительской политики Военного коммунизма, хотя бы для того, чтобы избежать общероссийского бунта. Временные уступки от государства были на тот момент единственно верным решением, позволявшим большевикам сохранить власть. При этом ни о какой политической либерализации не шло и речи – X съезд помимо принятия НЭПа принял также резолюцию о единстве партии. Отменена была даже внутрипартийная демократия (при запрете всех прочих партий), а в первых конституциях СССР существовала особая категория «лишенцев» (лиц, не имеющих прав ни избирать, ни быть избранными). Уже в 1927 году (в связи с возможной войной с Англией и кризисом хлебозаготовок) экономические свободы стали ограничиваться, а к 1929 окончательно произошёл поворот в сторону политики индустриализации, коллективизации и полного государственного контроля над экономикой. Отсутствие политических свобод (при наличии, тем не менее, политической борьбы) во время НЭПа и заложило основы последующего сталинского тоталитарного режима.

Ещё одна попытка либерализации была предпринята в годы хрущёвской оттепели. На XX съезде партии (1956 год) был осуждён культ личности Сталина, репрессии времён Большого террора и послевоенного времени, стала возможной амнистия и реабилитация политических заключённых (как нынешних, так и прежних). Появилась возможность ведения политики разрядки международной напряжённости и вообще контактов с западным миром (например, фестиваль молодёжи и студентов в Москве в 1957 году), осуждение репрессий как явления. Даже в культуре появилась определённая свобода (публикация «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицына, например). Однако по-прежнему сохранялись сталинская конституция 1936 года и полный государственный контроль над экономической деятельностью. Ни куда не исчез контроль над идеологией (абстрактное искусство или образ жизни стиляг виделись недопустимыми). Либерализация не затронула страны Организации Варшавского договора, фактически подконтрольные СССР (в 1956 году кровавейшим образом было подавлено антисоветское восстание в Венгрии, а в 1961 году построена Берлинская стена).

После отстранения Хрущёва от власти в 1964 году и перехода к эпохе застоя либерализация была если не отменена, то значительно свёрнута – о том же сталинском тоталитарном периоде предпочитали не упоминать вовсе (за исключением Второй Мировой войны).

Начавшаяся в 1985 году Перестройка и ставшая её продолжением политика 1990-х охватила все стороны общественной и политической жизни, сделав их впервые действительно либеральными и демократичными. Была завершена Холодная война с Западом (в 1987 году был подписан договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а в 1990 – хартия для новой Европы, юридически завершившая Холодную войну). Был ослаблен государственный контроль над экономикой – возникла возможность кооперативной, а впоследствии и частной экономической инициативы. В 1990 году была отменена шестая статья конституции о руководящей роли КПСС, и возможность создания и реального участия в политике множества различных политических партий появилась впервые после 1917 года. Парад суверенитетов (фактически приведший к распаду СССР), ослабление влияния СССР на страны Восточной Европы (и ликвидация Организации Варшавского договора) вывела либерализацию с уровня страны на уровень фактически мировой.

Политика 1990-х с приватизацией, окончательной отменой «железного занавеса», многопартийной (в реальности, а не на бумаге) политической системой, совершенной идеологической свободой продолжила, дополнила и возвела в абсолют ценности Перестройки. И этот период оказался наиболее длительным среди других попыток либерализации в российской истории XX века. Более того – он не завершился каким-то единым и очевидным моментом, но уже с 2000 года отход от либеральной политики стал заметен, в 2003 году он стал очевиден.

Двухлетняя либерализация 1905-1907 годов на десять лет продлила самодержавие.

Февральская революция и полугодовое правление Временного правительства погрузили страну в трёхлетний хаос Гражданской войны. Экономически либеральный НЭП (6-8 лет) привёл к тоталитарной системе на следующую четверть века. Оттепель (тоже около 8 лет) сменилась двадцатилетним Застоем. Пятнадцать (если не восемнадцать, если считать с начала правления Горбачёва) лет свободы дали очень многое: эту свободу прочувствовать, понять и даже к ней привыкнуть. Сейчас страна снова стоит на развилке. Любой кризис – это момент выбора пути. Сейчас как никогда есть шанс сказать этой власти – хватит воровства, лишений, обмана, пора освободить Кремль, а значит и страну. Или же погрузиться еще глубже в темные времена диктатуры, террора и беззакония.