"Газета "Богатей"
Официальный сайт

№ 7 (825) от 15.08.2020

Фотограф и блогер Игорь Шпиленок обнародовал в своем блоге кадры вырубок в Архангельской области

Речь идёт о катастрофическом уничтожении последних реликтовых лесов в междуречье Северной Двины и Пинеги. И это дело рук не браконьеров, а крупных лесопромышленных гигантов.

«Вернулся домой из архангельской тайги. Побывал в двух удаленных друг от друга местах: на Белом море в национальном парке «Онежское Поморье» и в междуречье Северной Двины и Пинеги в восточной части области, – поделился с читателями Игорь Шпиленок. – Я тоже догадывался, что остатки первозданной тайги на северо-западе нашей страны истребляются, но не думал, что столь стремительно и в таких масштабах, которые открылись мне в этой экспедиции. До этой поездки я надеялся, что у природоохранников есть запас времени, а у матушки-природы есть укромные бездорожные места, где остатки реликтовой тайги могут оставаться нетронутыми еще многие-многие годы. Теперь знаю, что нет у нас ни запаса времени, ни бездорожных «Берендеевых чащ». Идет небывалое в истории истребление северной тайги, основанное на самых современных технологиях».

Весь ужас ситуации состоит в том, что, по словам фотоблогера, вся территория междуречья, где ещё до последнего времени оставался нетронутым самый большой из оставшихся в Европе коренной реликтовый лесной массив, вырубается арендаторами – влиятельными и обласканными местными властями компаниями «Титан» и «АЦБК», которые, заявляя о своей экологичности и сертификации по системе FSC, по факту уничтожают последнюю древнюю заповедную тайгу европейского севера страны.

Лесовосстановление вряд ли способно возместить непоправимый ущерб природе – уничтоженные хвойные леса заменяются агрессивными лиственными породами – берёзой и осиной. Если где-то и высаживаются хвойные породы, им нужно около 80-100 лет, чтобы возродить вырубленную тайгу. С той скоростью, с которой происходит уничтожение реликтового массива, совсем скоро первозданного леса в Архангельской области уже не будет. Экологические организации ещё недавно давали срок лет в пятнадцать, но, похоже, всё случится раньше.

Если раньше эти леса как-то спасало отсутствие дорог, то теперь они ведут в самую глубь массива, и северный лес приговорили в угоду прибыли, которая никак не покроет невосполнимого ущерба. Похоже, уже совсем скоро Архангельская область, её флора, фауна и экология изменится до неузнаваемости.

Китай вышел на первое место по поставкам древесины в Европу. При этом в Китае вырубка леса запрещена…


Размышления к расселению из аварийного дома, когда выбираешь «деньги»

Сергей ПЕРЕПЕЧЁНОВ

Недавно мэр М. Исаев утвердил цену одного квадратного метра общей площади жилья в Саратове на 3-й квартал текущего года в размере 32,4 тысячи рублей. И это даёт основания для размышлений тем жителям аварийных домов, которые готовятся к расселению в ближайшее время и которые при опросе выбрали между «квартирой» и «деньгами» второе, т. е. получить компенсацию за выкуп муниципалитетом их недвижимости.

Этот ценовой показатель является главным на сегодняшний день для определения выкупной цены, которую вы получите при расчёте. Его достаточно умножить на площадь жилых помещений, находящихся в вашей собственности.

При этом следует заметить, что сроки Федеральной программы расселения, скорее всего, будут передвинуты на более ранние. По крайней мере, мой аварийный дом, запланированный к расселению на декабрь 2023 года, судя по всему, расселяться будет уже в будущем году, а компенсация возможна и в этом.

Эксперты, анализирующие рынок недвижимости, оппонируя мэру Саратова, утверждают, что квадратный метр в новостройке стоит на 5 тысяч дороже, то есть 37,6 тыс. руб., а во «вторичке» и того больше.

Просматривая в интернете предложения по продажам квартир в Саратове (и в Энгельсе тоже), более серьёзно заниматься при пустом пока кармане особого желания нет, убеждаюсь в правоте экспертов.

Я родился в самом центре Саратова и мой «отчий дом» нечто большее, чем объект недвижимости. Он много лет участвовал в формировании моего мировоззрения и образа жизни, он моя (и моей жены) память и собственно жизнь! И чем старше, немощнее мы становимся, тем он нам дороже, Мне бы и миллиона долларов не надо!

Площадь нашего жилья в нашем дореволюционных лет постройки доме довольно большая, потому мы и делаем выбор в пользу «денег». 90-метровая квартира где-нибудь в «Солнечном-2», «Ласточкино» или «Иволгино» нам ни к чему, как и последующие расходы на её содержание. Выходит так, что улучшить своё жилищное положение мы можем только за счёт того, что покупаем квартиру на 1/3 меньшей площади, чем имеем. Но утверждённая мэром стоимость не позволяет сделать достойный выбор. Нужно будет не просто выбирать среди продающихся «двушек», и само собой не в «элитных домах», а буквально отслеживать срочную продажу в приемлемом для нас месте. Из не очень приемлемых, но возможно устраивающих в новостройках, я рассматриваю для себя вариант покупки квартиры в одном из домов на территории САЗа.

Скажу ещё вот что. Федеральная программа расселения «аварийщиков» почему-то не предусматривает компенсации жителям-собственникам за изъятие придомовой земли, которая по Земельному кодексу РФ им отводилась вне зависимости от того «приватизировалась ли земля или нет. В 90-е и нулевые годы местечковые чиновники всячески препятствовали любым попыткам жителей центра Саратова в этом направлении. Моя доля в общей кадастровой стоимости составила бы порядка 750 тысяч рублей. Моей земли здесь как бы и не было... Сарая, за который я в 90-е годы платил земельный налог, тоже как бы и не было и нет...

Сейчас я советуюсь и консультируюсь с разными людьми, и, когда придёт время покупки, нужно будет проехать посмотреть...

«Моя ситуация» не очень типичная, скорее редко встречающаяся. У большинства соседей моего дома и аналогичных старых домов площадь жилых помещений, находящихся в собственности, 20-30 кв. метров, компенсация соответственно будет от 650 до миллиона рублей. Многие из одиноких не старых людей, имеющих свой транспорт, получая жильё в новостройках на окраинах города, реально улучшат свои жилищные условия. Те же собственники, которые многолетне сдают в наем квартирантам свои комнаты в старых домах, ставших аварийными, на мой взгляд и по их вине (а таких в домах зачастую более 50%), судя по всему, получат новые квартиры, которые продолжат их бизнес, у них и без того есть, где жить и они новые дома снова начнут превращать в «аварийные»...

Вот такие размышления приходят в мою старую голову и возможно кому-то они будут полезными...


Прощай, Таракан!

Алексей КУНГУРОВ

В воскресенье состоится историческое для постсоветского пространства событие – белорусский диктатор потеряет власть. Предпоследний диктатор Европы. Кто будет следующим, надеюсь, объяснять не надо? Вариантов ответа – всего один.

Если кто-то рассчитывает, что трансферт пройдет «бархатно» и «цветочно», что престарелый усач, получив свои 3%, расплачется от обиды, соберет вещи и хлопнет дверью, то это зря. Запомните железное правило: ни один авторитарный диктатор не уходит, проиграв выборы. Если я не прав, назовите мне хоть один обратный пример. И дело тут не в каком-то маниакальном властолюбии тиранов. Причина в другом – в авторитарных диктатурах весь правящий класс вести на одной ниточке – персоне властителя. Рвется эта нить – низверженной оказывается вся правящая верхушка. Это обычно происходит даже в том случае, когда почившего диктатора сменяет согласованный преемник. Пример семьи умершего хозяина Узбекистана Керимова весьма нагляден.

Единственный путь сохранения статус-кво диктатуры – передача власти членам семьи автократа. Такого типа трансферт власти осуществляется сейчас в Казахстане. В Азербайджане семья Алиева крепко удерживает власть в своем ханстве, несмотря на то, что основоположник династии скончался в 2006 г. Именно такой путь избрал для Белоруссии и президент Лукашенко, готовя на царство наследного принца Коленьку. Батька даже анонсировал время трансферта – восшествие на престол нового властелина он запланировал на период 2032-3037 гг. Но тут он явно переоценил потенциал «терпильности» белорусского народа.

Если терпение у подданных кончилось – его уже не вернешь. Это ресурс исчерпаемый. Никакие обещания поднять вдвое заплату не помогут вернуть обожание масс. И уйти по-хорошему никак невозможно – ведь правитель является заложником правящей верхушки. Она не допустит измены себе. В тоталитарных режимах смена верховного вождя происходит довольно обыденно, иногда даже через выборы, как в Южной Корее, ведь тоталитарный характер режима обеспечивает не персона властителя, а монополия на власть правящего класса. Для тоталитарного правящего класса не имеет особого значения, какой из его выдвиженцев встанет у штурвала (они даже могут конкурировать между собой на «выборах»), в любом случае стабильность системы управления будет сохранена.

Конечно, «Саша 3%» реально наберет гораздо больше голосов. Ватное быдло в массе своей дисциплинированно проголосует за усача. Будет это 20% или пусть даже 35%, но этих голосов точно не хватит для победы в первом туре. Технически сфальсифицировать итоги голосования, добросив хозяину 15% до малоубедительных, но победных 51% ЦИКовская обслуга, конечно, сможет. Весь вопрос в том, примет ли общество очередной плевок и смирится ли оно со своим местом у параши еще на пятилетку? Что-то мне подсказывает, что нет. Ко всему прочему холуи могут перестараться и нарисовать своему картофельному дуче эпические 80%, к которым он привык, и вот это уже способно очень сильно возмутить массы.

Итак, какие возможны сценарии? На самом деле вариантов – десятки. Но я постараюсь перечислить несколько наиболее на мой взгляд вероятных.

МАЙДАН. Батька объявляет себя победителем в первом туре. Оппозиция выводит людей на улицы. Узурпатор приказывает ментопсам показать, кто в стране хозяин. Дальше возникает развилка: если псы проявят нерешительность в деле умывания смутьянов кровью, это будет воспринято, как слабость диктатора, что вызовет управленческий кризис, плавно перетекающий в коллапс. Власть перестает быть властью, когда ей перестают подчиняться. Если же картели решатся на силовое подавление протеста, это спровоцирует еще более массовый бунт в украинском формате.

СЛИВ. Батька объявляет себя победителем в первом туре. Оппозиция выводит людей на улицы. Верхушка, осознавая, что «наш-то уже не тот, сдал старик» совершает тихий дворцовый переворот. Таркана заставляют отречься от престола взамен возможности бежать с золотым батоном в Ростов. С оппозицией идет торг на таких условиях: мы вам даем возможность провести новые демократические выборы, вы нам гарантируете амнистию по старым делишкам. В переходный период у власти будет коалиционное правительство. Условия в принципе адекватные, такой компромисс должен удовлетворить всех.

ИЗМЕНА. Батька объявляет себя победителем в первом туре. Оппозиция выводит людей на улицы. Верхушка сохраняет верность диктатору, но каратели не справляются. Лука вводит в города армию. Протестанты быстро распропагандируют срочников и младший комсостав. Зеленые человечки переходят на сторону повстанцев, как это имело место быть в Румынии в 1989 г. Происходит быстрая (в течении нескольких дней) и решительная зачистка страны от кровавой гебни. Если Таракан не успеет улизнуть, его ждет судьба Каддафи.

РУКА МОСКВЫ. Батька объявляет себя победителем в первом туре. Оппозиция выводит людей на улицы. Верхушка сохраняет верность диктатору, но каратели не справляются. Минск просит у кремлевской братвы помощи в деле усмирения «бегающих по площадям саакашвили» (с). Что будет дальше – можно только гадать. Вряд ли Бункерный засиделец решится на ввод войск, пусть даже по официальной просьбе недоизбранного президента. Скорее, на помощь классово близкому диктатору будут отправлены ихтамнеты и прочая вагнеровская шваль. Чем оплатит услуги Усач? Ну, тут уж как договорятся.

ВОЙНА. Батька объявляет себя победителем в первом туре. Оппозиция выводит людей на улицы. В правящей верхушке происходит раскол. В результате происходит опереточная гражданская война примерно в таком формате, как она происходила в Грузии в начале 90-х.

Стоит, пожалуй, для полноты картины рассмотреть и сценарий, при котором Лукашенко успешно давит протест. Для Запада он становится нерукопожатным, на него накладывают санкции. Тому остается одно – ползти на коленях к кремлевскому карлушке и лизать ему ботинки. В этом случае выбора у Батьки не остается – избежать очередного электорального кризиса можно только путем интеграции в состав ордынского рейха. Мнение населения, разумеется, никто спрашивать не станет.

Какие перспективы у сторонников перемен? Они точно не радужные. Но говорить о них сейчас смысла нет, пускай сначала оппозиция придет к власти тем или иным способом. Часто ватаны задают один и тот же риторический вопрос: а стоит ли менять диктатуру на кота в мешке, если в результате жизнь простого человека гарантированно ухудшится? Вопрос предельно тупой. Собственно, умных вопросов у ваты и быть не может. Конечно, жизнь ухудшится. Но она ухудшается уже давно. И гарантированно ухудшится даже в том случае, если Таракан удержит власть. Поэтому выбор стоит между:

а) ухудшением в комплекте с бесправием и безнадегой

б) ухудшением, дающим исторический шанс вырваться из постсоветской жопы, пусть даже через длительный период нестабильности и упадка. Белоруссия в отличие от Украины имеет призрачный шанс стать частью Европы хотя бы на правах новой Болгарии.

В общем, вопрос стоит ребром: раствориться в Орде или попытаться стать частью цивилизации. Игры во многовекторность закончились. Понимаю, что значительная часть нищего белорусского населения – тухлая вата, и в Орде ей будет комфортнее умирать. Но все же исторический выбор зависит не от совкового старичья с угасающим сознанием. Надеюсь на то, что белорусское восстание победит, и это приблизит конец путлеровского рейха.

6 августа 2020 года


Окоянною дорогой казни

Александр СКОБОВ

А ведь ничего из ряда вон выходящего, в сущности, не произошло. Возглавляющая ЦИК мошенница сообщила, что ради облегчения подтасовок на сентябрьских выборах присосавшаяся к власти путинская ОПГ в очередной раз переступит через формальную законность. Хоть по закону менять правила непосредственно перед выборами нельзя, власть это сделает. Потому что это «веление времени».

В первый раз, что ли? Да и по масштабам новый мухлеж с законом куда скромнее того грандиозного мухлежа, которым был весь процесс продавливания путинских «поправок» в Конституцию. В ней был прямо прописан запрет на принятие поправок «комплексным обедом». Но так сделали. И за редчайшим исключением весь политический класс великой державы, все эти почтенные сенаторы и депутаты, все эти странные существа в мантиях – все они это приняли.

Кто-то просто молчал и делал вид, что ничего не замечает. Кто-то с большим или меньшим рвением кивал и поддакивал. Мол, все правильно. Кто-то подводил под очевидное попрание закона теоретическое обоснование. А возглавляющая ЦИК мошенница не побоялась навеки связать путинский фашистский переворот с ярким художественным образом. И со своим именем. Наряду с бессмысленной номенклатурной куклой, когда-то случайно ставшей первой в истории женщиной-космонавтом.Есть в этой циковской мошеннице какая-то подкупающая, отчаянная, безбашенная дерзость. Свою былую репутацию «приличного человека» она топчет примо-таки с вызовом. Кто еще может заявить на камеры, что количество граф в избирательном протоколе сокращают именно для того, чтобы потом не приходили всякие Шпилькины со своими графиками? То есть да – подтасовывали и будем подтасовывать. И будем прятать улики так, что вы не сможете их найти. Ничегонедокажете!

Когда-нибудь кто-нибудь нарисует трагический художественный образ Эллы Памфиловой. Образ человека, узревшего в провидческом сне Россию, погружающуюся в кровавый хаос гражданской войны. И услышавшего голос с небес: это будет, если сейчас не освободить власть от каких бы то ни было правовых и моральных ограничений. Если не дать ей неограниченные возможности переступать через любой закон и подтасовывать. Иначе она не удержит страну.

И вот ради спасения своей страны Памфилова самоотверженно поднимается и идет достраивать систему тотальной лжи, подлости и произвола. Идет окаянною дорогой казни. Идет на свою Голгофу. Идет, стоически перенося жеребячьи насмешки, свист и плевки. Божья Матерь, чего уж.

Разумеется, найдутся и люди циничные, которые к этому трагическому образу отнесутся скептически. Которые будут говорить, что нет тут никакой идейности и жертвенности. Что Памфилова – банальная бесстыжая воровка, крадущая у нас наши голоса, наши права, наше достоинство, наше будушее, нашу страну. Что это не она идет окаянною дорогой казни. Окаянною дорогой казни идет Россия. И сталкивают Россию на эту дорогу Памфилова и такие, как она.

Подобные скептики – люди, безнадежно отставшие от жизни. Не понимающие новых реалий. Не понимающие новых запросов общества. Не понимающие «веления времени». Они будут повторять затертые и давно дискредитировавшие себя штампы. Что, мол, соучаствующие во лжи и насилии, пособничающие подлости и беззаконию – мерзавцы и негодяи. Что если прямо не назвать их негодяями, вся страна будет неотвратимо превращаться в «страну негодяев».

А вокруг будет шуметь Россия, не желающая вспоминать эти давно отжившие истины. Или все-таки вспомнит?

Грани.Ру


Идеология, оптимизация, закон философии отрицание отрицания как основополагающие принципы развития экономики, и принятый Государственной думой РФ закон отдавать территорию России другим государствам

ЛЯШЕЦКИЙ А.П., доктор экономических наук, профессор

Анатолий Ляшецкий

Идеология – это общая характеристика сущности общественного развития страны. Идеологией нашей суверенной многонациональной страны, гарантирующей достижения мирового уровня жизни каждого гражданина многонациональной Российской Федерации, должен стать Российский Социализм с человеческим лицом, основанный на социалистических принципах справедливости, Народовластия абсолютного большинства граждан, стабильного научно-технического и социально-экономического развития общественного социума РФ. Приоритетом эффективного социально-экономического развития должно быть обязательное внедрение всех рацпредложений и других достижений Российской экономической науки.

Оптимизация представляет собой наилучший способ народовластия, управления общественным производством и эффективного социального обеспечения граждан страны.

Закон философии отрицание отрицания утверждает, что всегда в мире на смену самому наилучшему способу управления, технологии изготовления и их применению приходит ещё лучший. Этот закон философии должен быть путеводной звездой научно-технического прогресса и без промедления внедряться, не отставая от других успешных стран мира.

Именно благодаря сети Интернет и вхождения мирового капитализма в свою высшую фазу выявились абсолютная несправедливость и социальное расслоение, и сегодня весь мир начинает левый поворот.

Об этом свидетельствуют данные исследования доверия Edelman Trust Barometer (2020 г.), которое было проведено в 28 странах и показало, что 56 процентов респондентов больше не доверяют капиталистической системе, а самый высокий показатель выдала молодежь и люди среднего возраста (57% и 59% соответственно).

Эти результаты, по моему мнению, предсказывают глобальное обострение политической конкуренции и колоссальный запрос всего мирового сообщества на социальную справедливость. Причем, обществу уже недостаточно той справедливости, которую обеспечивает ему «капитализм с человеческим лицом». Так же подтверждают тезис о левом повороте данные Harris Poll из США, несмотря на то, что США являются Меккой мирового капитализма; уже половина молодежи (49,6%) представляет социализм более приемлемым для своей страны, а один из ведущих кандидатов в президенты США от демократической партии Джо Байден уже начал в своих предвыборных речах использовать слова «социализм» и «социал-демократия», что еще 30 лет назад невозможно было бы услышать от кандидата в президенты США. Конечно, обострение политической конкуренции между левыми и консерваторами в США можно понять и политическим климатом внутри страны, однако стоит учесть тот факт, что экономика США – это экономика №1 во всем мире и США имеют огромное влияние на все мировые процессы и тесно включены в них.

Используя передовой мировой уровень, Россия должна развивать и наращивать свой потенциал и достичь мирового уровня развития своей экономики.

В области политики важным условием достижения успехов в области экономики может служить двухпартийная система управления обществом – Производственно-демократической партии России (ПДПР) и Профсоюзной партии России (ППР). Эти две партии созданы самой природой и присутствуют в каждой организации и на каждом предприятии, их объединяют общие проблемы и пути их решения. Во взаимоотношениях этих партий будет меньше противоречий и больше согласованных решений и успехов в развитии их коллективов. Многопартийная система управления – это мина замедленного действия идеологического противника в развитие нашей страны.

Экономика, её состояние и пути ускоренного развития

Рост ВВП России за 2019 год составил 0,7%. Прожиточный физиологический минимум, или потребительская корзинка, в настоящее время включает в США 300 наименований продуктов питания, товаров и услуг, в странах Европы 400-450. Минимальная пенсия в США 900 долл., в Евросоюзе 1000 евро. Разрыв в оплате труда в Японии в 5 раз, в Германии в 15-17 раз, в США в 30-50 раз, в России в 546 раз и более (См.: Журнал «Финансовая экономика» №4 ч.4, 2018. - с.416 А.П. Ляшецкий и др.). МРОТ в России составляет 12130 рублей, а расчётная стоимость ПК составляет, примерно, около 60 тысяч рублей и, чтобы догнать развитые страны, В.В. Путину потребуется более 5 лет, но их ему народ не даст. Путин, не зли народ, уйди по добру, открой путь для развития экономики России.

В целях ускоренного развития экономики России необходимо срочно принять законы: «О применении Единой тарифной сетки ЕТС1для оплаты труда всех граждан РФ за должность»; «О применении Единой тарифной сетки ЕТС2 для дополнительного стимулирования труда работника любой категории за рацпредложения и другие достижения»; «О применении Прогрессивной шкалы подоходного налога (см.: Журнал «Финансовая экономика», 2018 №4 ч.4. – с.416-422).

В развитии финансовой системы большую роль возлагается на Закон «О применении Типовой калькуляции расчёта цены единицы продукта питания (товара, изделия, услуги) и формирования Единого общегосударственного социально-экономического налога предприятия (ЕОСЭНпр) и его распределение между бюджетами различных уровней. См. дополнительный источник: Газета «Богатей», Ляшецкий А.П., № 6 (824) от 31.07.2020 г.

Всё выше сказанное формирует позитив в развитии экономики России, но, к сожалению, действующая власть ускоренно стала принимать законы по территориальному расчленению России, умышленному развалу экономики, сокращению рабочих мест, обнищанию абсолютного большинства граждан и сокращению численности населения России.

10 августа 2020 г. Госдума РФ в первом чтении приняла закон, позволяющий отдавать территории России. Закон, который может позволить отдавать Российские земли. Призывы к расчленению России и отчуждение части территории будет приравнено к экстремизму, за исключением делимитации и демаркации границы с сопредельными государствами. Если вы будете призывать к расчленению России или отчуждать части территории, вы понесёте уголовную ответственность, но если наверху договорятся о передаче спорных территорий, пройдёт делимитация и демаркация границы, то это нарушать закон не будет.

С другой стороны, есть мнение, что это решение – сугубо политическое и продиктовано желанием угодить самому ближайшему соседу – Китаю. Официальная версия: территория никому не принадлежала, поэтому была произведена демаркация границы, чтобы в дальнейшем у нас не возникало конфликтов с Китаем.

В 2005 году Путин отдал Китаю 337 кв. километров островов (Большой Тарабаров и Большой Уссурийский) на границе России и Китая, недалеко от Хабаровска. Мнения по поводу того, насколько это решение обоснованно, разделились. С одной стороны – это русская земля, и нельзя вот так народные земли разбазаривать. В 2010 году Дмитрий Медведев передал Норвегии часть акватории в Баренцевом море, а это ни много, ни мало 175 тысяч кв. км. Зачем отдавать водную территорию стране, состоящей в НАТО? Под этим соусом забыто о нерушимости границ и была оставлена лазейка для раздачи земель.

В 2011 году Дмитрий Медведев отдал Азербайджану два дагестанских села Храх-Уба и Урьян-Уба. Жителям этих сел даже предложили стать азербайджанцами. Интересное предложение, правда? Поменять национальность просто из-за того, что твое правительство налаживает добрососедские отношения с близлежащими странами. В 2017 году Россия отдала Казахстану озеро Сладкое в Новосибирской области. С чего бы это нам быть такими добрыми, учитывая, что по телевизору мы утверждаем, что «ни пяди» российской земли мы никому не отдадим?

Стоящие у руля в России уже не будут спрашивать народ, как устроить жизнь. Они поставили народ в рамки безотказных граждан и силой будут давить несогласных. Мы потеряли молча свое право быть хозяевами своей земли, да скоро потеряем и право распоряжаться своей жизнью. Теперь любого гражданина могут арестовать, избить дубинкой, сломать руки, ноги, только за то, что вы выскажитесь и выйдите против этой олигархической власти. И это несмотря на имеющуюся Конституцию. Больше нет законов, защищающих наших граждан, нет милиции и народной партии, защищающей интересы трудящихся. Часто приходится слышать, что президент РФ Владимир Путин – марионетка в руках реальных хозяев России, клана крупнейших собственников, именуемых в народе олигархами. С тем, что реальные хозяева России – это олигархи, я категорически согласен.

Собственно, Россия с 1993 года представляет собой закрытое акционерное общество крупных собственников (ЗАО «РФ») – это экономический факт. Причем, закрытое от народа России, который не входит в число учредителей-акционеров данного ЗАО, организованного по принципу ОПГ с круговой порукой. Народ России в России ничем, кроме своих квартир и домов, не владеет. Ну, еще владеет 6-ю сотками на даче, если он горожанин, и приусадебным участком, если он живет в деревне. Причем, владеет формально, т.к. эта собственность изымается на раз-два при необходимости.

17 августа 2020 года


Лозунг «Достали!» становится основным

Эль Мюрид: «23% доверия означают, что система начинает сокращать даже свою исконно сервильную страту»

Левада-центр опубликовал новые данные по рейтингам политиков. Вполне ожидаемо рейтинг доверия Путина продолжил свое снижение – с 26 процентов в прошлом месяце до 23 в июле.

Отношение к приведенным данным может быть любым, но в целом можно вполне определенно говорить о том, что все прежние механизмы отношений между обществом и властью сломаны. Они перестали работать. Накапливается усталость и раздражение (причем взаимные) при том, что все более становится очевидным тупик, в который эти отношения зашли. Ни власть, ни народ не могут предложить друг другу ничего нового. Любить Путина авансом желающих уже немного, а за реальные дела, будем говорить прямо, любить его желает еще меньше.

С другой стороны, вождистская традиция, когда все надежды связывают с какой-то конкретной личностью, никуда не девается. Отказ от этой традиции означает взятие на себя личной ответственности за свое будущее и будущее своей страны. И с этим пока у населения не очень. Соответственно, есть два относительно общих настроения – с одной стороны, все ждут прихода кого-то другого, который укажет дорогу в светлое будущее (а так как у каждого представление об этом будущем свое, то и ждут разные люди весьма разных персонажей), с другой стороны, пока этого нового фюрера нет, люди готовы потерпеть какое-то время нынешнего. Собственно, на этом противоречии Путин все еще держится – тут чуть-чуть подождем, там немножечко перетерпим...

Однако любое противоречие, особенно неразрешимое, себя исчерпывает. Недовольство прорывается. Отсюда и хабаровский сюжет, причем чем дальше – тем шире круги разносятся по воде. Уже проходят акции солидарности с хабаровчанами – и в Краснодаре, и в Нижнем Новгороде, в других местах и городах. Чем дольше будет сохраняться неопределенность в хабаровской истории, тем шире круги и выше волны. Которые тоже подтачивают путинский рейтинг.

В диктатуре рейтинг имеет косвенное значение. Это для демократии его значение позволяет оценивать перспективы на выборах и корректировать действия политиков. В диктатуре иллюзия того, что выбора нет, расхолаживает власть, и она слабо реагирует на маркеры доверия. Однако количественные изменения рано или поздно переходят в качественно иное состояние всей системы, и мы сейчас явно подошли к этапу подобного перехода. Страх никуда не девается, но он уступает место усталости и раздражению. Люди перестают боятся выходить и требовать ухода Путина и его режима просто потому, что наступает время, когда лозунг «Достали» становится основным. Фраза «Вы что, хотите как на Украине?» перестает работать, зато начинает работать понимание того, что хуже быть уже точно не может. В выборе между ужасным концом и бесконечным ужасом люди все сильнее склоняются к варианту ужасного конца.

23 процента доверия означают, что система начинает сокращать даже свою исконно сервильную страту, которая поддерживает любую власть просто потому что она власть. Это характерный признак системного кризиса, когда система, исчерпав все внутренние и внешние ресурсы, начинает «жрать саму себя», как дистрофик уже не в состоянии переваривать пищу и его организм питается самим собой. Кстати, крайне небезобидная ситуация, так как после перестройки на новый механизм питания вернуться к прежнему становится либо трудно, либо невозможно. В нашем случае это означает, что привычные методы взбадривания перестают работать. Не работают традиционные мантры про врагов, окруживших Россию, а потому требуется сплотиться вокруг верховного главнокомандующего, не работают страшилки про зловредную пятую колонну – в общем, все ранее успешные практики подъема духа себя исчерпали. Новый «Крымнаш» уже не даст патриотического психоза и обожания, хотя, конечно, у власти на этот счет могут быть какие-то свои иллюзии. Хабаровск за неделю протестов сумел сформулировать лозунг про то, что настоящий враг – это Путин, его режим, Единая Россия и все, что их объединяет. Дальше будет ещё быстрее.

Конечно, остается последнее средство – террор. Не просто превентивное и точечное запугивание, а уже по-серьезному. Но ситуация меняется слишком быстро, а потому даже отправка карательных экспедиций выглядит рискованным мероприятием. Задавишь в одном месте – вспыхнет в пяти других. Если же учесть, что власть чудовищно запаздывает даже в осмыслении происходящего, ожидать, что она будет способна вовремя реагировать на текущую ситуацию (не говоря о превентивных и упреждающих мерах) попросту нелепо.

Лозунг «Долой» становится все более востребованным. Увещевания на тему: ну хорошо, предположим, режим уйдет, что вы можете предложить взамен? - не работают. Что, кстати, вполне оправдано – первый этап демонтажа режима всегда носит деконструктивистский характер. Конструктивные предложения на этом этапе бессмысленны – они начнут возникать только после того, как текущая система будет разрушена, и новые проекты начнут исходить из того состояния, с которого и придется заново стартовать. До этого любые самые прекрасные планы не имеют точки опоры. Отсутствие организующей силы на данном этапе ничего не значит – она появится потом, просто придется проходить через промежуточные стадии борьбы разных конструктивистских проектов. Я уже писал, что нынешняя социальная катастрофа будет иметь не два, как в 1917 году, а три пика. Помимо Февраля и Октября будет еще какой-то промежуточный между ними этап. Да и после нынешнего Октября обстановка будет развиваться более сложным путем, чем сто лет назад.

Но в любом случае мы уже подошли к периоду катастрофических изменений. Все маркеры происходящего налицо. Их можно не замечать, их можно игнорировать, их можно неверно интерпретировать. Но сам по себе процесс перехода уже начался, и как обычно, теперь он будет только набирать ход.

https://www.facebook.com/el.murid.3/posts/3119245178160524


Ответ на вопросы: как достигнуть единства в обществе и какова главная российская национальная идея

Владимир ГАРМАТЮК

Оба вопроса (одновременно цели) вытекают один из другого. Согласие по главному вопросу автоматически ведет и к единству в обществе.

Какой главный вопрос в обществе? Ответ: Вопрос о власти!

Именно с вопроса – кому принадлежит власть и начинаются горячие споры, постепенно переходящие в противостояния, вражду, перевороты и гражданские войны.

Единство в вопросе о власти объединяет общество.

«Народ – источник материальных благ, которыми при диктатуре своекорыстно пользуется узкая группа лиц, удерживающая насилием власть над народом».

Споры о власти в современной России состоят вовсе не в обсуждении благородных предложений о создании справедливой демократической системы управления страной, отвечающей интересам общества, а споры состоят лишь в состязаниях претендентов на власть над народом.

Чтобы власть в стране была в интересах общества – власть должна подлинно принадлежать и управляться народом.

Общество достигнет единства, когда граждане в государстве на своём примере увидят, что в вопросах о власти по отношению к ним поступили справедливо и таким образом, разум и самоуважение людей будет удовлетворено. Иными словами, чтобы достигнуть мира в обществе – прежде надо достигнуть мира внутри отдельного человека. «Не хлебом единым жив человек, но» … но и миром в душе.

Сегодня же мира и единства в России в главном вопросе о власти нет.

Потому, что вся власть: законодательная, судебная, исполнительная, информационная «заплетена в одну косу-плеть» и сконцентрирована в «одних руках».

Противоборствующие в стране партии, граждане подмечают ошибки правящей власти и в свою очередь считают, что они бы поступали и делали всё лучше. Постоянная борьба в обществе за власть – это природа животного мира (в том числе и людей).

То, что власть в России сосредоточена у одного – это не его беда и не его заслуга. Это проблема развития общества, которое к своему сожалению до сих пор не знает никакого другого устройства власти кроме как самодержавия. Сколько бы ни говорили в России о демократии – всё у них получается система власти самодержавия.

Современное самодержавие (в отличие от средневековья) опирается не на родственные связи, а на группу (партию) прикормленных из казны лиц. Начни сыпать крошки – слетаются птицы, начни сыпать деньги – слетаются люди.

Но денег на всех в казне не хватает, другие партии, граждане не удовлетворены. Отсюда происходят противостояния, споры, раздоры в борьбе за власть и за возможность делить в свою пользу государственные деньги.

Отойдем от «сухой философии» и поговорим на понятные в обществе примеры.

Например, лидеры российских системных парламентских партий, внесистемной оппозиции: Зюганов, Жириновский, Явлинский, Навальный, Удальцов и многие, многие другие критикуют работу царя-президента и его Правительства.

Но что они все при этом хотят? Они хотят занять «царский престол» и стать такими же царьками, окруженными сторонниками, лелеющими надежды на места в пирамиде самодержавной власти. Вот в чём заключается их цель.

Никто из этих претендентов на самодержавие не желает ни с кем делиться и крупицей власти! Именно поэтому они никак во все времена и ни в чём не могут договориться. Власть самодержавная одна, а претендентов на неё много.

Что придёт в голову новому царю, когда он получит власть? «Помыть ли сапоги в Индийском океане» или в искупаться в народной крови – не известно. Ведь никто и никогда кандидатов во власть (их интеллектуальные способности) не экзаменовал.

Чтобы построить демократическое государство, нужно преодолеть свой эгоизм. Начать надо с себя и допустить, хотя бы теоретически, что помимо собственного «величия» есть другие достойные власти люди, которые умнее, честнее и лучше тебя. Но признать, что такие люди в стране есть, самолюбие не позволяет. Поэтому «вожди» на самодержавную власть непримиримые враги друг другу и объединяет их лишь на короткое время критика царя-президента и борьба с самодержавием.

Народ это видит, понимает...

Путин В.В., называя себя истинным демократом, не раз выступал с критикой США, говоря об «однополярной системе власти» в Мире. Однако, несмотря на свои заявления, содержит в России систему однополярной самодержавной власти. Как его понять? По другим его словам: «Власть – это большое искушение».

«Раньше я слушал слова людей и верил в их дела. Теперь же я слушаю слова людей и смотрю на их дела», – говорил в VI век до н.э. древнекитайский мудрец Конфуций.

Неограниченное президентство – не демократия. Это самодержавие.

Экономика самодержавия

Экономика всегда и во всём является продолжением дел власти.

Самодержавие – система накопления личных ошибок в делах государства.

Накопления стратегических ошибок, которые с 1993 привели к разрухе в экономике России, к уничтожению промышленного потенциала, наработанного в СССР, к массовой безработице в регионах, к сокращению и гибели части населения страны, к банкротству и обнищанию территорий, к потенциальной неспособности развития страны (выраженной в ежегодном «бегстве капиталов» от сжатия экономики, в государственной скупке иностранной валюты в резервы и в постоянном системном обнищании народа).

Несмотря на высокие мировые цены на энергоресурсы и огромные доходы от их продажи, поступающие в российскую казну, миллионы населения в России нищенствуют, народ в стране неоднократно был ограблен девальвацией рубля, а в 2019 году в очередной раз ограблен повышением на пять лет пенсионного возраста.

Проводится курс на укрепление самодержавной власти и накопление капитала.

Во множестве в СМИ пропагандируется превосходство материального богатства над нравственностью. Культ безумного стяжания капитала в России ведет к духовной деградации, обогащению одних и обнищанию других, а в итоге к физическому уничтожению народа – ровно то, что сегодня в стране и происходит.

Религия же, угодливая к любой власти, готова подставить под удар «обе щеки народа», списав на людей грехи самодержавия.

Политика самодержавия

Уничтожение в России в октябре 1993 года первого независимого народного Парламента, отсутствие в стране свободных выборов и независимых от власти СМИ – ведёт к изоляции самодержавия, препятствует реализации знаний, к накоплению ошибок и неспособности проводить обдуманные решения. Страна большая, а «поговорить не с кем», – подтверждает В.В. Путин.

Как следствие – выход народа со своими бедами на улицы. В ответ на это правоохранительные органы привлекаются к несвойственным им функциям – защите власти самодержавия от народа. Далее – по кругу следует повторение всего того, что было в историческом прошлом России в начале ХХ века.

Самодержавная власть – исторический, экономический и политический банкрот.

Путь выхода из кризиса системы самодержавной власти

Из сказанного выше следует, что для единства в российском обществе необходимо:

– разделив власть, построить демократическое государство

– для сохранения управляемости в стране сконцентрировать власть в Госдуме РФ (Парламенте), в высшем представительном органе законодательной народной власти.

Президент и Правительство, как представители исполнительной ветви власти, должны подчиняться и исполнять законы народного Парламента.

В системе народовластия решения принимает не один «умный царь о семи пядях во лбу», а коллективный разум Парламента. Таким образом, в государстве и в обществе не будет совершаться большинства ошибок, вызванных несовершенством личности у власти.

«Наши достоинства не покрывают наших недостатков».

Наши знания не покрывают нашего незнания.

Самых больших знаний недостаточно для самодержавного управления страной.

Развитие человека, общества и государства идёт по никому не ведомому пути.

Точно так же, как и наша планета Земля движется в Космосе по неизведанному пути. Дорог, проверенных знанием, в неизвестное будущее не существует.

Поэтому всё дальнейшее развитие общества и государства должно управляться коллективным разумом, коллективной властью и знаниями.

Вопрос: Как создать представительство ума и знаний в Парламенте?

Ответ: выбирать депутатов в Парламент следует не по цветам партийных билетов, не «списочным стадом золотых тельцов», а экзаменовать отдельно каждого кандидата по качествам личности. По тем высоким человеческим качествам, которые люди в себе и в других ценят, которым вы сами доверяете и на них полагаетесь.

Многие критически относятся к депутатам современного российского Парламента. И они правы, так как никакого интеллектуального отбора в депутаты не было.

Вопрос: Как выбрать умных, честных и порядочных депутатов?

Ответ: Так же, как оценивают абитуриентов при поступлении в учебные заведения, так же, как выбирают кандидатов на сложную ответственную работу и ещё более строже.

Ведь составлять законы, по которым живет народ и страна, – самое важное дело.

Поэтому все без исключения кандидаты в депутаты в Парламент должны сдавать оценочные экзамены (тесты) на пригодность по индивидуальным качествам личности.

О таком устройстве народной власти, о механизме построения демократии сказано в «Манифесте демократии – власти Чести, Совести и Ума», см. по ссылке: http://garmatyuk.viperson.ru/articles/chestnye-poryadochnye-umnye-vseh-stran-ob-edinyaytes

Индивидуальный, экзаменационный отбор кандидатов в депутаты всех уровней и одномандатные выборы – это справедливый, честный путь формирования умного, честного, независимого народного Парламента.

При этом никто из кандидатов в депутаты не будет чувствовать несправедливость и обиду, так как каждый получит свою заслуженную умственно-нравственную оценку.

«Жадного побеждают деньги, глупого – потворство, а мудрого – правда».

В результате в обществе будет достигнуто единство, справедливость и мир, что, в конечном счете, и будет реализацией национальной общенародной идеи. При демократии – не цари и не партии, а человеческие добродетели верховенствуют и управляют народом.

г. Вологда


Информация прокуратуры г. Саратова

Прокуратурой города Саратова в Кировском районном суде поддержано государственное обвинение по уголовному делу в отношении ранее судимого за совершение преступлений против собственности жителя г. Саратова 1982 года рождения, который признан виновным в совершении 22 преступлений, предусмотренных ч.ч. 3, 4 ст. 158 УК РФ – в кражах, то есть тайных хищениях чужого имущества, совершенных с незаконным проникновением в жилище.

По тринадцати преступлениям потерпевшим был причинен значительный материальный ущерб, одно хищение совершено в крупном размере, два – в особо крупном размере. По одному преступлению осужденный не смог реализовать свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам.

Судом установлено, что осужденный, освободившись из мест лишения свободы по отбытию наказания по предыдущему приговору суда, 26.12.2019 г. в период с 27.12.2019 г. по 10.03.2020 г. на территории г. Саратова, г. Энгельса, г. Балакова совершил 22 хищения чужого имущества с незаконным проникновением в жилище потерпевших, по 13-ти из которых был причинен значительный материальный ущерб, 1 хищение совершено в крупном размере, 2 – в особо крупном.

В каждом случае злоумышленник по газовым трубам, решеткам на окнах нижних этажей, по козырькам подъездов и крышам пристроек к жилым домам забирался к окну выбранной для совершения хищении квартиры. Используя имевшийся у него инструмент, вскрывал пластиковые окна, обеспечив доступ в квартиры потерпевших. Проникнув в квартиры потерпевших, он похищал ценное имущество: ювелирные изделия, парфюмерную продукцию, электронику, дорогой алкоголь.

Общая сумма причиненного ущерба от преступной деятельности осужденного превысила 6 700 000 рублей. По одному преступлению он не смог реализовать свой преступный умысел, поскольку в квартиру вернулся потерпевший.

Суд, согласившись с мнением государственного обвинителя по виду наказания за совершенные преступления, назначил осужденному наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В настоящее время прокуратурой города проверяется законность вынесенного приговора и решается вопрос о необходимости его обжалования.

А.А. Склёмин


Марк Солонин: «Тройка губителей России: Ленин, Сталин, Гитлер. Близнецы-братья – Ленин и Гитлер. А Сталин им не близнец. Он шакал»

(Окончание. Начало см. в № 6 (824) от 15 мая 2020 года)

Марк Солонин

– Очень. Погибло 400 или 500 тысяч немецких детей вообще-то… Союзники отобрали у Германии по меньшей мере половину ресурсов экономических, материальных и людских; они превратили ее в развалины; они взяли на себя всю морскую и большую часть воздушной войны. Ну и, кроме того, иногда треть, иногда четверть немецких дивизий все время находилась на Западе, от Норвегии до Северной Африки. Поэтому вклад союзников был огромен…

– Плюс ленд-лиз…

– Да, и это мы еще ни слова не сказали про ленд-лиз; не сказали о том, как идет в атаку танк Т-34, на котором написано «За победу! За Сталина!»… Танк Т-34: двигатель отлит из американского алюминия, он одет в броню, которая сделана из американской стали, в этом танке есть башня, она вращается… Почему она вращается? Потому что погон башни сделан на американском станке (своих не было). Эта башня стреляет 85-мм снарядом, который способен пробить броню немецкой «Пантеры». Откуда взялась пушка? Американцы прислали оборудование, способное просверлить такой длинный ствол. Естественно, командир танка общается с подчиненными по американской рации… Пушка стреляет снарядами, в которых порох американский, взрывчатка американская, гильза сделана из американской латуни. На [танковых] катках есть резиновый бандаж, сделанный из американского каучука. Пробовали делать без бандажа – разбивает к едреней фене подвеску.

Все вместе это называется советский танк. Но вообще-то рядом с ним еще идет американский «Шерман», о котором никто не вспоминает… Когда мне в руки попали документы по взятию Вильнюса, я посмотрел матчасть тех бригад, которые принимали участие, – и ничего себе! – каждый третий танк – американский. Я очень удивился…

– Уже не говоря об огромном количестве машин, поставленных американцами.

– Забыл самое главное: авиационный бензин. Советская авиация за годы войны использовала три миллиона тонн бензина. Из них один миллион – это просто американский бензин, еще один миллион – это советский 76-й бензин, который разводили американскими высокооктановыми добавками, и еще один миллион – это советский бензин, сделанный при помощи американского тетраэтилсвинца.

– А также продуктовый ленд-лиз…

– И мы еще всегда забываем про медицинский ленд-лиз… Это 40 миллионов грамм стрептоцида. Я специально всегда пишу так: 40 миллионов грамм. Потому что одному раненому на одну перевязку нужен грамм стрептоцида. То есть это 40 миллионов перевязок. Сколько осталось живых людей, с ногами, которые не пришлось отрезать по пах?!

– А у нас ничего не было?

– Конечно. У нас бинтов не было… Бинты стирали…

– После всего, что вы рассказали, можно ли утверждать, как говорила нам советская пропаганда, что войну выиграл Сталин?

– Если в этой войне кто-то и выиграл с советской стороны, то это Сталин.

– Хорошо сказали…

– Я думаю, что это правильно. В каком месте, в каком смысле, в каком аспекте жизнь советского народа после этой победы стала лучше? Да, и до войны жили плохо, но так, как жил советский народ после войны, люди вообще никогда не жили.

– Вы знаете, конечно же, об этом тосте Сталина “за великий русский народ”…

– Да, “за его терпение”…

– Это был прием после парада Победы?

– Это был отдельный прием… Это обалденная вещь! 1000 человек, Валтасаров пир… Большой кремлевский дворец, называлось это дело – прием в честь военачальников… Есть стенограмма этого приема. Было произнесено 25 тостов. Товарищ Сталин произносил свой тост 25-м, то есть когда народ был уже откровенно невменяемым. Там сидели русские люди (украинцы, белорусы, но я их не делю), и русские люди забыли выпить за погибших! Это не помещается в голове! 25 тостов, и пятым был тост за шахтеров Польши! (Там была делегация польского коммунистического правительства). Никто не догадался встать и молча, не чокаясь, выпить за погибших. А это были военачальники, каждый из которых видел горы трупов….

– И отправлял на смерть...

– Это все, что вы должны знать о Великой Отечественной войне.

– И товарищ Сталин сказал под конец…

– …что другой народ бы сказал «пойдите вон» (дословно, по стенограмме, а может быть, было сказано еще лучше), «вы не оправдали наших надежд, мы выберем другое правительство, которое даст нам мир», но, значит, русский народ так не поступил, нам доверился – так выпьем за самый великий русский народ.

– Вы знаете, сколько человек с советской стороны погибло во время Второй мировой войны?

– Уже упомянутый мной Николай Савченко, он, между прочим, священнослужитель Русской православной церкви, не профессиональный историк, дал наиболее достоверную оценку, на мой взгляд. Он ее строил на данных переписи, на отчетном анализе переписи 1959 года.

Что мы имеем? В 1959 году, то есть через 14 лет после окончания войны, дисбаланс между мужчинами и женщинами призывных возрастов (это то, что четко фиксирует перепись, никакой политики) составлял 18 миллионов в пользу женщин. Но в России всегда женщин было больше, чем мужчин. Мужики бухают, попадают в аварии, тяжелые условия труда на производстве и так далее. Обычно для России дисбаланс был 2-2,5 миллиона. Итого мы имеем 16 миллионов сверхнормативного дисбаланса между мужчинами и женщинами. Это ничем другим нельзя объяснить, кроме как погибшими на фронте. Потому как в тылу, насколько нам известно, во время карательных операций немцы не расстреливали только лишь женщин. Убивали всех, кто попался. Это не могло привести к такому дисбалансу. Плюс 4,5 миллиона погибших на оккупированной территории и, таким образом, мы получаем порядка 20 миллионов убитых. Сюда надо добавить жертв ленинградской блокады, добавить Сталинград.

Цифра в 27 миллионов, конечно, тоже не с потолка взята. Но это весьма зыбкая категория – сверхнормативная смертность. Сверхнормативная смертность составляла 27 миллионов. Но это не только убитые, это и погибшие в тылу, потому что условия жизни…

– Потому что война шла…

– Нет еды, нет медикаментов…

– То есть вы склоняетесь к цифре 27 миллионов?

– Это неправильно, потому что нельзя складывать килограммы с километрами.

– Возвращаясь к Сталину. На ваш взгляд историка и человека, велик ли он?

– Знаете, у меня рука тянется написать «да»…

– Рука тянется к пистолету…

– Да, но я бы все-таки уточнил: у Сталина была удивительная биография, он многократно пользовался чужими трудами, чужими успехами. Мы же понимаем, что не Сталин организовал Великую октябрьскую революцию и не он выиграл в Гражданской войне. У него хватило звериного чутья и полного отсутствия какой-то морали и совести, чтобы перебить своих. То есть все успехи Сталина – это успешная расправа над своими.

Когда товарищ Сталин встречался с противником, его величие резко падало. Первый раз молодой Иосиф Джугашвили встретился с противником в виде царской жандармерии. Я считаю вполне обоснованным мнение, что тогда же его завербовали, что после первого же ареста он сломался и следующие 15 лет был стукачом-провокатором царской охранки.

Со следующим противником он встретился 22 июня 1941 года. Как мы знаем, он впал в прострацию и, если бы товарищи из Политбюро были хоть чуть-чуть более решительными, его просто придушили бы голыми руками.

И с последним противником он встретился в последних числах февраля 1953 года, когда ему чего-то там подсыпали и он помер в луже собственной мочи, не получив никакой помощи, даже той медицинской помощи, которую получал колхозный активист.

– Вы думаете, его отравили?

– Конечно, такое не могло произойти само собой. Сталин, который оказался без медицинской помощи 1,5 суток?! Я недавно прочитал: когда была Потсдамская конференция, летом 1945-го, [Сталина сопровождали] несколько дивизий НКВД, охрана, зачистка всей железной дороги, бесконечное количество миноискателей… Это ладно… Но с собой везли проверенных живых коров, чтобы у Сталина было молочко от проверенной коровки, еще и другим человеком апробированное… С него сдували пылинки! Все эти рассказы, что товарищ Сталин ходил в солдатской шинели, спал на железной кровати…

– Но ведь ходил.

– Конечно, но он очень и очень следил за своей безопасностью, за своим комфортом и за своим здоровьем. Поэтому ситуация, когда он провалялся 1,5 суток [без медпомощи], не могла произойти никак иначе, как в результате заговора. Заговор, конечно, был на самом верху, в НКВД. Скорее всего, во главе стоял Берия.

– Так велик был Сталин? Да или нет?

– Он был незаурядным негодяем. Но я все-таки еще раз повторю, что имело место многократное стечение обстоятельств. Он, например, не похож на Гитлера, который начал с нуля, который сделал сам себя, то есть создал партию [НСДАП], создал эту диктатуру, не захотел уходить из Берлина и там же помер.

– Что вы думаете о маршале победы Георгии Константиновиче Жукове?

– Я никогда ничего не думаю о советских военачальниках. Считаю, что человек, я в частности, который не командовал в бою даже взводом, не должен обсуждать командующих фронтами. Это абсолютно не моя компетенция. Кроме того, в той системе координат, которая была задана советской властью, и при том отношении к армии, к войне – не могло быть других военачальников. Кто-то должен был заваливать немцев трупами. Фамилия этого человека была Жуков, а могла быть и Иванов. Это неважно.

– Что вы думаете о Гитлере?

– Это гений злодейства.

– То есть он гений?

– Конечно. Гений злодейства. Это незаурядная личность, страшное чудовище, исчадие ада.

– Как вы думаете, Гитлер выжил или нет?

– Я никогда не занимался этим вопросом профессионально. Я просто склоняюсь к мнению, что то, что нашли, было его обгоревшим трупом.

– Виктор Суворов говорит, что Сталин и Гитлер – как близнецы-братья. Вы согласны с этим?

– Есть такой человек (Дмитрий Хмельницкий, кажется, его зовут). Он не совсем профессиональный историк, скорее публицист. Он замечательно сказал: есть тройка губителей России: Ленин, Сталин, Гитлер. В этой тройке близнецы-братья – это Ленин и Гитлер. Два идейных человека, охваченных бредовыми идеями, оба начали с нуля, сами себя привели к власти. И тот, и другой имели искренних соратников, готовых за них положить голову. А Сталин выпадает из этой тройки. Он им не близнец. Это все-таки шакал. Большой, наглый, очень удачливый шакал.

– Сегодня миллионы людей на территории бывшего Советского Союза, да и в остальном мире, по-прежнему воспринимают войну по фальсифицированной истории, которую нам преподавали, которую нам навязывали через фильмы, произведения литературы и так далее. И большинству людей очень больно что-то менять в своем мировоззрении. Когда такие люди, как вы, начинают рассказывать правду, основанную не на личных домыслах, а на архивных документах, они сопротивляются, не хотят слышать эту правду. Часто вы сталкивались с неприятием правды?

– Гораздо чаще, чем с принятием. Единственное, что я бы все-таки хотел уточнить одну забавную вещь… Я прочитал про себя (был момент, когда я это еще читал) огромное количество [писем] о том, какой я негодяй…

– Фальсификатор, очернитель истории…

– Агент «Моссада», ЦРУ…

– А вы, кстати, не агент?

– Нет. Даже хуже скажу: меня КГБ даже ни разу не вербовал. Обидно до слез, но ни одной попытки не было.

Так вот, много всего я про себя прочитал, получил большое количество электронных писем… Авторы некоторых из этих писем меня просто удивили знанием садистских технологий… Но я не получил за 15 лет ни одного письма от ветерана войны, в котором бы мне сказали что-то плохое. Я получил несколько десятков писем от ветеранов войны, которые меня благодарили… Вы скажете, что ветераны не пользуются интернетом, но я не получил ни одного письма такого содержания: мол, мой дедушка Иван Иванович Петров велел тебе передать, сука пархатая, что ты такой-то… Ни одного такого письма не было.

Все эти потоки злобы на меня изрыгало молодое поколение, воспитанное в путинские годы, и люди, которых я называю ветеранами лекций в красном уголке. Не ветераны войны, а ветераны лекций в красном уголке.

Меня приглашали ветераны, представьте себе, на встречи, благодарили… Говорили: ну что ты нам рассказываешь?! Это мы можем тебе рассказать, что там было…

У меня складывается впечатление (это не утверждение), что для какой-то части реальных ветеранов войны, может быть, маленькой, было огромной радостью дожить до того момента, когда та правда, которую они видели…

– ...начнет прорываться…

– …которая все время вытеснялась, заметалась под ковер, прорвется.

– Вы во многих архивах работали с документами?

– Их, собственно, не так и много. Есть Центральный архив министерства обороны России в Подольске, есть Государственный военный архив, есть бывший архив в ЦК КПСС (сейчас – РГАСПИ). Есть архив президента, но туда невозможно проникнуть. Меня туда один раз за ручку провели, показали мне одну бумагу, не имеющую отношения к войне. И, конечно, очень много удалось выцарапать из архива во Фрайбурге, в германском архиве.

Я по-немецки не знаю ни слова, кроме «хенде хох», но нашелся молодой парень, который абсолютно бесплатно мне в этом деле решил помочь. И вот мы с ним работали в этом архиве две недели… Заказываем дела Люфтваффе – мне было очень интересно, сколько все-таки аэродромов было атаковано в первые дни войны…

– Советских аэродромов?

– Да. Берем, значит, документы первой по счету авиагруппы. Польша, Франция, Балканы – бах! – 1943 год… А где 1941-й?! Берем следующую папку – бам! – 1943-й. Говорю, пойдем к этой тетке (там сидела консультант). Пошли, он ей что-то говорит по-немецки, я ничего не понимаю. И вдруг слышу слово «Подольск».

– Документы вывезли в Подольск?

– Они взяли документы, вывезли в Подольск, там документы несколько лет провели, потом вернулись во Фрайбург, но в таком, немножко обкорнанном виде… То есть не надо думать, что советская власть, КГБ СССР забыли о том, что история Великой Отечественной войны – это инструмент идеологической войны. Уж, конечно, они не забывали об этом ни на один день и работали по всем направлениям. А сколько они скупили так называемых профессоров – это вообще отдельная большая и интересная тема.

– Что вы думаете о книге Виктора Суворова «Ледокол» и самом Викторе Суворове?

– Виктор Суворов был один из самых первых, кто мне позвонил, когда вышла моя первая книга. Нам пока ни разу не удалось встретиться вживую (так получилось), но мы находимся в постоянном дружеском контакте. При первом же нашем разговоре, когда он мне позвонил, мы обменялись, естественно, любезностями и я у него спросил: если всерьез, вот это у вас литературная мистификация? Ну как это может быть – наступательные танки? В этом мы разошлись…

То есть Виктор Суворов, конечно, совершил научный и человеческий подвиг.

– Подвиг?

– Подвиг. Виктор Суворов превратил историографию Великой Отечественной, Второй мировой войны из сборника ответов в набор вопросов. Это научный подвиг. Все, что он написал, все, что он выявил по поводу планов Сталина начать войну с Германией, полностью подтверждено. То, что он смог прийти к этим выводам, не имея и сотой части тех источников, которые имел, например, я – это опять же научный подвиг, научное прозрение.

Что же касается причин поражения Красной армии в начале войны, я считаю, что моя гипотеза гораздо более обоснована и подтверждена. То, что он писал по поводу наступательных танков, подготовки к нападению, наступлению и неспособности обороняться – это крайне слабо. Лучше бы он этого вообще не писал.

– В детстве и юности я увлекался мемуарами советских военачальников: Жукова, Рокоссовского, Малиновского. Они так организовано писали вранье или все-таки правда между строк была?

– Тут нет единого ответа. Некоторые, судя по всему, вообще ничего не писали – писали литконсультанты так называемые, а они просто соглашались поставить свою фамилию, может быть, даже и не читая… Эти воспоминания очень разные. Некоторые – просто пересказ официальной демагогии, в некоторых что-то есть… Тем не менее, когда у меня появилась возможность работать с реальными документами, я понял, что лучше вообще не трогать эти воспоминания… Вступать в дискуссию с уважаемым человеком, который четыре года провел на войне, – как-то морально неприемлемо… Лучше эту тему не трогать…

– Эти маршалы победы вообще понимали системно, что происходило?

– У меня нет оснований для того, чтобы сказать «да». Они верно служили Сталину. Тот факт что после того, как Германия была разгромлена, никто из них не догадался повернуть части против НКВД, боюсь, свидетельствует о том, что это были люди, что называется, кость от кости этой системы. Боюсь, что так.

– Они понимали, что огромные жертвы были потому, что военачальники были очень слабы, что идеология довлела над военной наукой, что глупые идеи мешали поступать так, как надо бы поступать в бою?

– Боюсь, те, кто мог бы такое внятно хотя бы самому себе сказать, до 1945 года не дожили.

– Как вы думаете, правда о Второй мировой войне когда-нибудь станет общедоступной?

– А мы с вами чем сейчас заняты? Мы о ней рассказываем, нас слушают и смотрят.

– А на государственном уровне? В учебниках по истории эта правда появится?

– Ну, наверное, это будет учебник истории уже не российской школы… Это будет какая-то другая российская школа… Мы с вами уходим в футурологию, это не мое занятие.

– После всего, что вы, образцово-показательный советский инженер, узнали о Второй мировой войне, какие чувства вы испытываете к Советскому Союзу и советской власти, коммунистам и коммунизму?

– Понятно, что я испытывал к ним крайне негативные чувства с самого начала, как только стал взрослым человеком, о чем говорит тот факт, что в 1988 году я оказался в кочегарке, а позже был руководителем первых демократических клубов.

За 15 с лишним лет, пока я занимался [изучением истории Второй мировой войны], отношение действительно изменилось в худшую сторону. Когда я начинал, все-таки для меня победа Сталина, при всех оговорках, была победой добра над злом. Конечно, теперь я понимаю, что это была победа одного негодяя над другим. Это была победа Колымы над Освенцимом… Колыма победила Освенцим – вот и вся радость.

– Марк Семенович, я благодарен вам за интервью, в ходе которого я узнал очень много нового. Я вам задам последний вопрос: за всеми военными операциями, за перемещениями групп войск туда-сюда стояли живые люди. Эти люди, попавшие в пекло войны, в ваши сны не стучатся?

– В мои сны они не стучатся, но должен вам сказать, что это нехорошее знание сильно помогло мне переосмыслить собственную жизнь. Всякий раз, когда мне кажется, что мне тяжело и плохо, я думаю о том, что миллионы 20-летних мальчишек вообще-то отдали жизни, не получив сотой доли того, что от жизни получил я. И на этом можно сразу перестать жалеть самого себя в любой ситуации.

28 октября 2019 года


Новая Россия, или Гардарика (Страна городов)

Десять политических заповедей России XXI века

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ

(Продолжение. Начало см. в № 6 (824) от 31 июля 2020 года)

Монополия или Конкуренция?

Стоит произнести слово «монополия», а тем более – «конкуренция», как все, кто не имеет отношения к экономике или бизнесу, теряют интерес к теме: ну вот, опять двадцать пять! Естественные монополии, неестественные привилегии… Сколько можно?! Всем же всё (как всегда, впрочем) и так ясно: монополия – плохо, конкуренция – хорошо. Зачем толочь воду в ступе? Но, оказывается, есть зачем. Монополия и конкуренция – это вовсе не об экономике, точнее и об экономике тоже, но лишь чуть-чуть. Это, скорее, об образе жизни и о способе мышления. По сути, речь идет о двух разных взглядах на общественное устройство в целом – а значит, это и о политике, и о социальной сфере, и об идеологии.

Есть некий закон сообщающихся социальных сфер: если у нас монополия в экономике, то рано или поздно наступает авторитаризм в политике, патернализм в социальных отношениях и какой-нибудь тоталитаризм в идеологии. Это происходит потому, что и монополия, и все сопутствующие ей социальные и политические состояния – следствие определенных социокультурных доминант. Свойственных, в частности и в особенности, российскому обществу. Настоящая демонополизация возможна только при изменении этих доминант, иначе мы просто заменим одну монополию другой.

Монополия и конкуренция – не абсолютные противоположности, не полные антагонисты, как многие упрощенно себе представляют. И в то же время они обречены на вечное противостояние, нельзя полностью устранить ни монополию, ни конкуренцию. Они лишь способы борьбы порядка с хаосом. Это инструменты организации социального пространства. В чем-то хорош один, а в чем-то другой.

Возьмем, например, монополию государства на легальное насилие. Сегодня – общепризнанная правовая норма, но в исторической ретроспективе это совсем не так, а в исторической же перспективе, судя по расширяющейся сфере применения всяческих вагнеров, – кто его знает.

В практическом плане есть две стратегии борьбы с хаосом: путем его заморозки с помощью иерархии (вертикали) власти – жесткий подход, и путем его организации (маршрутизации) с помощью правил движения – мягкий подход.

Именно поэтому нельзя путать конкуренцию с войной всех против всех: организованная конкуренция призвана, как и монополия, бороться с этой войной, но иными средствами.

Монополии всегда в той или иной степени естественны. Укрупнение капиталов и связанное с этим укрупнение производства вызвано в первую очередь потребностями повышения производительности труда. Во всяком случае, до самых последних лет производительность труда росла по мере укрупнения бизнеса. Это связано с множеством причин, и не в последнюю очередь с тем, что в рамках крупного предприятия легче сформировать алгоритмы труда и внедрить систему контроля, позволяющую исправлять ошибки исполнителей. Разумеется, такие обстоятельства, как концентрация ресурсов и связанная с этим стрессоустойчивость, тоже имеют значение.

Даже самые продвинутые стартаперы, как правило, видят успех своего детища в его продаже одному из транснациональных гигантов.

Но одновременно по мере развития монополий эта же самая производительность труда начинает снижаться, так как пропадают стимулы к усовершенствованию производственного процесса – зачем что-то менять, когда и так хорошо. А в результате чуть раньше или чуть позже любой гигант перестает быть эффективным.

Таким образом, укрупнение бизнеса играет положительную роль, когда оно находится под контролем, и отрицательную – когда оно выходит из-под контроля. Самый простой способ поставить монополию под контроль – развивать конкуренцию, то есть заставлять субъектов крупного бизнеса соревноваться между собой, оставаясь в рамках строго установленных правил, за соблюдением которых следит государство-арбитр.

Подходы здесь более или менее известны и универсальны. После того как та или иная монополия начинает контролировать более тридцати процентов рынка, настает время вводить наблюдение, чтобы предотвращать злоупотребления. При достижении уровня шестидесяти процентов рынка надо принимать меры по снижению доходности монополии, стимулируя других производителей товаров и услуг. Все это напоминает бесконечную борьбу с оледенением – надо непрерывно сбивать слишком большие сосульки.

Монополизация на рынках – это своеобразный герпес: победить нельзя, но можно держать в подавленном состоянии за счет хорошо работающего политического и экономического иммунитета. Но, в отличие от герпеса, укрупнение – не болезнь, а естественная эволюция, и его нельзя не использовать.

Формы при этом бывают разные, необязательно такие прямолинейные, как в Европе и США. Например, в Корее существует монополия «Самсунг», которую государство, можно сказать, крышует. Но это же самое государство ставит «Самсунгу» жесткие условия, требуя, чтобы не менее шестидесяти процентов продукции шло на внешний рынок. И если условия не выполняются, то следуют жесткие санкции. Такую политику можно назвать заместительной терапией конкуренции. Другими средствами, но проблема контроля над монополией решается.

Ситуация резко меняется, когда частная монополия становится государственной и оказывается в руках госкорпораций. В этом случае ни рыночная, ни заместительная терапия больше не работают, а конкуренцию выжигают административным напалмом.

Ни одно частное предприятие не способно конкурировать с консолидированной силой государства как собственника и государства как контролера. Кто не знает, как это работает, пусть внимательно изучит мусорный и строительный бизнесы генерального прокурора России. Не может быть речи и о том, чтобы один чиновник мог эффективно контролировать другого чиновника (а все руководители госкорпораций по определению являются крупнейшими чиновниками). Чем заканчивается даже намек на такой контроль в России, все видели на примере «дела Улюкаева»: он заканчивается на мясокомбинате, где производят «колбаски от Сечина».

В России монополизм укоренен исторически, поэтому тут у него довольно много приверженцев. Почти вся промышленность создавалась по инициативе государства, с участием государства и под контролем государства (даже если инициатива и была коррупционно мотивирована будущим собственником). Разумеется, монополия была важнейшим инструментом государственной индустриализации. После большевистской революции она стала ее единственным инструментом. Монополизм был доведен до абсурда, возведен в такой ранг, которого он не имел до этого ни в одной крупной экономике мира. В конце концов этот монополизм и погубил СССР, сделав его экономику неэффективной и неконкурентоспособной.

После распада СССР на исторически короткий промежуток времени Россия в значительной мере освободилась от монополизма, но при этом так и не смогла организовать нормальную конкуренцию. Экономические и политические институты посткоммунистического общества не поспевали за масштабными вызовами эпохи. В итоге общество свалилось в штопор – ту самую войну всех против всех, которую монополии и конкуренция должны предотвращать. В начале нулевых, вместо того чтобы продолжить создавать конкурентную среду, было принято стратегически ошибочное решение начать восстанавливать монополию. Но это оказалась монополия особого рода, которой Россия прежде не видывала.

При коррумпированном сверху донизу авторитарном режиме, лишенном к тому же всякой реальной идеологической базы (вместо которой используются какие-то ржавые скрепы), монополии стали исключительно инструментом обогащения кланов, присосавшихся к власти. Монополиями режим рассчитывается с этими кланами за их политическую лояльность. То есть монополии – это самая конвертируемая валюта посткоммунистической России. Власть вместо денег раздает монополии: сначала на добычу нефти и газа, затем на дорожные сборы, затем на все подряд. Теперь вот, судя по недавним сообщениям, дело дошло до сортиров. Неудивительно, что и эта важная отрасль экономики досталась семейству генпрокурора Чайки: им по профилю.

Справедливости ради надо признать, что в России и раньше было мало предпосылок для успешного развития конкуренции, поэтому создание конкурентной среды – непростая задача для любого правительства, включая то, которому предстоит строить новую Россию, когда уйдет в небытие нынешний режим. Такими предпосылками обычно являются готовность к кооперации, широкий радиус доверия и иные атрибуты буржуазного общества – все то, что входит в веберовский протестантский этический код. В России подобный этический код, к сожалению, так и не прижился.

Вопреки расхожему мнению о том, что русские – это прирожденные коллективисты, исследователи даже с противоположными взглядами на судьбу России обращали внимание на патологический индивидуализм (по Ильину – федерализм), свойственный русским людям.

Чтобы гасить этот вечный избыточный русский индивидуализм, всегда использовались очень суровые меры, в том числе и повсеместное распространение монополий. Со временем монополии стали в России в значительной мере исторически обусловленным способом выживания за счет существенного подавления инициативы. Знаменитая русская насильственная соборность – лишь реакция на неспособность мягко гасить индивидуализм с помощью общих правил. Но у этого способа есть и свои исторические ограничения: с какого-то момента он просто перестает работать.

Монополии как метод преодоления хаоса сейчас вообще практически везде уступают конкуренции. Но в России с ее тяжелым культурным наследием конкуренция просто не успевала развиться настолько, чтобы справиться со своей миссией. Каждый раз находился самодержец, который пытался решить накопившиеся проблемы на пути монополизации. Результат? Низкая эффективность и огромные издержки.

Петр I создал централизованную, почти целиком зависимую от государства промышленность. Большевики довели эту тенденцию до логического конца, оставив в живых только государственную плановую экономику. Чего это стоило и чем закончилось, напоминать, думаю, излишне. Это был всегда грубый, жесткий и неэкономный инструмент, но он веками как-то работал.

Почему это не работает сейчас? Потому что в ситуации развитого информационного общества монополия как основной метод регулирования социального пространства себя практически исчерпала.

В условиях, когда все общественные отношения многократно усложнились, а успех все больше зависит от действий одного-единственного индивида или малых групп, поддерживать динамическое развитие общества через механизм монополий становится практически невозможно. У России нет другого пути, кроме перехода от экономики монополий к экономике конкуренции. Но сделать это непросто.

Преимущества конкуренции не так очевидны, хотя эмпирически подтверждается, что конкуренция бьет монополию. Это доказал опыт экономического развития практически всех крупных экономических систем: США, России, Китая. Гибель советской системы во многом на совести тех, кто не распознал вовремя губительных свойств монополизма. Рискну предположить, что если бы эволюция советской системы пошла по линии Шелепина – Косыгина, а не Брежнева – Суслова, и косыгинские реформы были бы реализованы в полном объеме, то финал СССР мог быть иным.

Но дело все-таки не столько в эмпирическом опыте, сколько в самом принципе. Конкуренция – более эффективный метод структурирования любого социального пространства, превосходящий монополию по своему потенциалу. Конкуренция – это индивидуальная игра, организованная по общим и неукоснительно соблюдаемым правилам. В них как бы вшиты две стороны одной медали: свобода действий игроков, свобода выбора ими вектора движения и одновременно наличие предустановленных правил, которые нельзя менять по своему желанию или просто игнорировать. То есть в конкуренции главное – это правила, соблюдая которые игрок сохраняет широкую свободу выбора.

В монополии, наоборот, главное – это приказы. В условиях монополии свобода есть только у одного субъекта – того, кто единолично устанавливает и правила, и маршрут. Именно за счет сочетания двух элементов – порядка и свободы выбора – конкуренция оказывается более эффективной, чем монополия. Психологически именно конкуренция, а не монополия, является более естественной: она более соответствует природным инстинктам человека.

Из такого понимания конкуренции следует, что формирование правил и исполнение правил – ее сущностные моменты. Конкуренции не будет, если одни будут равнее, чем другие. Но этого мало.

Нужен равный и справедливый доступ к процессу формирования правил, ибо если правила дают кому-то преимущества, то конкуренция превращается в свою противоположность – скрытую монополию и хаос. Таким образом, настоящая конкуренция возможна только при развитом гражданском обществе и политическом (правовом) государстве. Эти вещи идут в наборе, как комплексный обед. Если над экономикой нет надстройки в виде конституционного правового государства, то выстроить экономику на конкурентных началах невозможно.

И здесь мы подходим, наконец, к самому главному. Есть страны типа Южной Кореи, где монополия частной компании, находящаяся под контролем конституционного государства, работает эффективно. Есть страны типа Швейцарии или Норвегии, где госкорпорации, находящиеся под контролем демократического государства, работают весьма эффективно (например, швейцарские железные дороги). Но нет стран, где государственная или частная монополия, находящаяся под контролем авторитарного и коррумпированного государства, работает эффективно. Такое сочетание на входе есть почти всегда «Венесуэла» на выходе.

Коррумпированная, несменяемая власть (политическая монополия) плюс экономическая монополия – это гарантированная катастрофа.

По сути, такой комплект является злокачественным образованием. Многочисленные клановые клетки разрывают в клочья государственную ткань, стремясь урвать себе какую-либо из монополий. Пришел Сечин – получил «Роснефть». Пришли Ротенберги – получили «Платон». И так, как в матрешке, до самого низу, до последней Кущевки. Все эти монополии возникли благодаря коррумпированной власти и не могут без нее существовать. Возникает коррупционный замкнутый круг «власть – монополия – власть», разорвать который может только революция. И так будет бесконечно, пока не возникнет альтернативная модель – политическая конкуренция, превращающая экономические и социальные монополии в конкурентные процессы, которые, в свою очередь, воспроизводят политическую конкуренцию.

Продолжение следует...