Богатей. Вся информация для достойной жизни

Почта

Поиск на сайте

Книга отзывов

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ


№ 6 (824) от 31.07.2020

 

Что не так с отрешением от должности Сергея Фургала? (Елена ЛУКЬЯНОВА, доктор юридических наук)

Дело «террориста» Сергея Рыжова, сшитое белыми нитками? (Александр СВЕШНИКОВ)

Коммунист подаст жалобу после отказа в иске к облдуме

Александр Анидалов по отчету губернатора: «Мы живем в разных мирах…»

Марк Солонин: «Тройка губителей России: Ленин, Сталин, Гитлер. Близнецы-братья – Ленин и Гитлер. А Сталин им не близнец. Он шакал»

Жители Саратова протестуют против регулярных полетов вертолетов над их домами

Картина после «плебисцита»: вопросы, предложения, выводы (Игорь ЧУБАЙС, доктор философских наук)

Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации на 2020 год (Анатолий Павлович ЛЯШЕЦКИЙ, д.э.н., профессор, Почётный работник Минобрнауки РФ, Дмитрий Аркадьевич ЛЯШЕЦКИЙ, студент СГТУ)

Преследование Свидетелей Иеговы

Что ж это за власть, партию которой три четверти граждан считает «врагом народа»? (Михаил ДЕЛЯГИН)

Фермер Утробин и премьер-министр Мишустин: разговор по душам (Степан ШИШКИН)

Уважаемые посетители сайта!

Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн» является логическим продолжением издающейся с 1997 года газеты «Богатей», сохраняя нумерацию печатного издания и периодичность выпусков.


На острие событий



Фургал, приезжай в Саратов, спаси нашу область

На дороге, недалеко от конечной остановки автобуса № 27 на Большой Кумысной поляне, появилась надпись: «Фургал, сделай дорогу, чмо не может». Читать полностью...




«Яблоко» оспорило в Верховном суде постановление ЦИК о трехдневном голосовании

Партия «Яблоко» оспорила в Верховном суде постановление ЦИК о проведении трехдневного голосования. Административными истцами выступили от имени партии ее председатель Николай Рыбаков и кандидаты в муниципальные депутаты двух подмосковных городов – Электростали и Шатуры – Александр Гунько и Светлана Смирнова соответственно. Истцы просят Верховный суд признать постановление ЦИК незаконным и недействующим, поскольку оно нарушает права, свободы и законные интересы избирателей и кандидатов на выборах и противоречит федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав». Читать полностью...


Силовики и работники спецслужб должны уже давно гореть от стыда

Выше всего в обществе должны стоять проблемы совести. Совесть, совесть и еще раз совесть (Василий Шукшин). Читать полностью...




На входе в избирательную комиссию Саратовской области прошел пикет против введения трехдневного голосования

13 августа члены регионального отделения партии «Яблоко» в Саратове вышли с пикетом к зданию избирательной комиссии области. Участник одиночного пикета Григорий Гришин заявил, что региональное отделение партии выступает против введения трехдневного голосования на выборах. Он встал на улице Челюскинцев с плакатом «На третий день хоронят, а не выбирают». Читать полностью...


Cаратов: «Я/Мы-Хабаровск»

В Саратове на пересечении улиц Танкистов и Топольчанской появился баннер с надписью: «Я/Мы-Хабаровск». Кто и когда повесил растяжку пока неизвестно. Упомянутую на полотне формулировку используют как лозунг поддержки жителей Хабаровского края, протестующих против отставки губернатора Сергея Фургала. Читать полностью...


Геннадий Гудков: «Мы наблюдаем предпоследний акт краха путинизма»

Известный оппозиционный политик, депутат Государственной думы РФ четырех созывов, полковник ФСБ в отставке дал оценку событиям, происходящим в Хабаровске и в других российских городах, а также поделился своими размышлениями о перспективах развития протестных настроений в современном российском обществе. Читать полностью...


Какое наказание ждет депутатов-драчунов из Единой России?

Нападение на депутата от КПРФ Николая Бондаренко коллегами из Единой России Анатолием Ципящуком, Дмитрием Чернышевским и Дмитрием Петровым, произошедшее 23 июня в ходе заседания Саратовской областной думы, квалифицировано как административное правонарушение. Об этом заявил руководитель отдела по расследованию особо важных дел регионального СУ СКР Антон Скобликов на состоявшемся 17 июля брифинге. Читать полностью...


Власти Саратова продолжают издеваться над гражданами. Прокуратура бездействует

Как сообщает саратовский сайт «Лица губернии», жительница Саратова пожаловалась прокурору области Сергею Филипенко на постоянный дискомфорт из-за вертолетов, летающих над Большой Кумысной поляной: «Почему они обнаглели уже до невозможности? Они летают ежедневно и в выходные с 6 утра до позднего вечера без перерыва! Они пролетают прямо над огородами. Друг за другом ежесекундно! Невозможно тут находится! Голова болит от этого шума. Это нарушение закона о тишине. Люди в бешенстве, ненавидят эти вертолеты и эту базу! Прошу вас навести с этим порядок и заставить вертолетчиков изменить свой маршрут. Пусть летают над полями, но не над дачным массивом». Читать полностью...


Депутаты-хулиганы от партии «жуликов и воров» напали на коллегу Николая Бондаренко

Во время проходившего 23 июня очередного заседания Саратовской областной думы произошел из ряда вон выходящий случай: двое депутатов-единороссов (Анатолий Ципящук и Дмитрий Чернышевский) совершили хулиганский поступок – физическое насилие в отношении депутата Николая Бондаренко. Читать полностью...


О принципиальной неприемлемости голосования по путинским поправкам в Конституцию

Федеральный политический комитет Российской объединённой демократической партии «ЯБЛОКО» считает внесение поправок в Конституцию России, инициированных президентом Путиным, разрушением основ конституционного строя нашей страны, российской правовой системы в целом. Читать полностью...


Как превратить свободу слова в коррупционную деятельность

Саратовские депутаты облдумы от партии «жуликов и воров» настойчиво ищут способ наказать Николая Бондаренко за его оппозиционную деятельность в качестве блогера. Читать полностью...



Книга Георгия Чако «Хроники одного газопровода. В прозе, стихах и с песнями»




Невыдуманные истории от Ивана Дурдомова


Манифсет свободной гражданской журналистики


Информационно-аналитический портал «Богатей-онлайн»

Главный редактор - Свешников Александр Георгиевич.
Телефон: 8-903-383-74-68.
E-mail: gazetabogatey@yandex.ru

© Вся информация, представленная на сайте, защищена законом «Об авторском праве и смежных правах». При перепечатке и ином использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

© Разработка сайта: Кирилл Панфилов, 2006


Информация о сайте


Красная кнопка



Пресс-релизы



Новостной дайджест




Информационные материалы

Свежий номер Архив номеров     Реклама на сайте

| К свежему номеру |

Новая Россия, или Гардарика (Страна городов)

Десять политических заповедей России XXI века

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ

(Продолжение. Начало см. в № 5 (823) от 15 мая 2020 года)

Демократия или Опричнина?

А зачем, собственно, если вдуматься, нужна демократия, то есть система власти, основанная на регулярных всеобщих выборах и разделении ветвей власти? Зачем это нужно вообще, и России в частности?

Ответ вовсе не очевиден – или, скажем так, очевиден не для всех. В российской либерально настроенной оппозиционной среде бытует мнение: мол, все и так прекрасно понимают, что демократия – это хорошо, а кто не понимает – тот притворяется. Но это глубокое заблуждение.

Ведь даже в само́й либеральной среде встречаются ярые антидемократы, убежденные, что демократия – это удел избранных. А уж в нелиберальной среде противники демократии в России вообще преобладают, просто не все из них высказываются на эту тему определенно, предпочитая отмалчиваться. Поэтому вопрос, должна ли Россия быть по-настоящему демократическим государством, до сих пор остается открытым.

Проще всего было бы списать «демоскептицизм» на косность или малокультурность, но все обстоит гораздо сложнее.

Во-первых, среди противников демократии немало высокообразованных интеллектуалов, а не только оболваненные режимом обыватели.

Во-вторых, есть много реальных проблем в функционировании современной демократии, которые сегодня дискредитируют ее в глазах людей с самыми разными политическими взглядами.

В-третьих (и это, пожалуй, самое главное), в России демократический опыт – мизерный, тогда как противоположный ему опыт авторитарного правления обширен и по инерции внушает многим гораздо больше доверия.

При этом надо иметь в виду, что Россия – это атипичная диктатура. Русский авторитаризм по-своему уникален и не раз демонстрировал свою способность к модернизации. По мере эволюции российская политическая система сформировала собственный оригинальный ответ на вызовы истории, который можно условно назвать перманентной опричниной. Эта система не так примитивна, как многим кажется.

Суть опричнины – в разделении власти на внешнее и внутреннее государство, где внутреннее государство контролирует внешнее и является скрытой политической силой.

Изобретенная еще Иваном Грозным, опричнина претерпела множество видоизменений. Внутреннее государство называлось в разные времена по-разному (двор, компартия, кооператив «Озеро»), но суть оставалась прежней: на регулярное государство, поверх всех его законов и институтов, накладывалась сетка неформальной власти, не прописанной никакими законами, – власти «надсмотрщиков», стоящих над законом и живущих за счет привилегий. Это специфическое российское «Вечное Средневековье» – меняющееся, постоянно приспосабливающееся к новым условиям, но так никуда до конца и не исчезающее.

В историческую память народа вшито представление о магической силе этого средневековья, и люди помнят, что попытки уйти от привычной парадигмы заканчивались каким-нибудь смутным временем.

Здесь не надо никакой пропаганды, это первая «рабочая» ассоциация российского массового политического сознания. Поэтому феномен повторного увлечения сталинизмом, о котором сегодня много спорят, нельзя воспринимать упрощенно, лишь как следствие оболванивания людей телевизором. У него довольно глубокие корни, не говоря уже о том, что у значительной части общества симпатии к Сталину и его методам управления страной сохранялись даже во времена самого разгула демократии. Конечно, эта часть общества отнюдь не всегда вела себя так же агрессивно и беззастенчиво, как сегодня, но своим принципам она не изменяла ни на йоту.

В основе таких стойких симпатий – вера в эффективность сталинских методов управления, особенно если необходимо быстро мобилизовать ограниченные ресурсы для достижения конкретного результата.

Весомая часть общества в России и сегодня убеждена в наличии у сталинизма модернизационного потенциала – и это реальность, с которой приходится считаться. Разговоры о Сталине и даже Иване Грозном как об эффективных менеджерах велись в России задолго до появления Путина, просто им не придавали значения, отмахивались как от ерунды. Выясняется – напрасно. Нужны не эмоции, а аргументы. Пока первых больше, чем вторых.

Возражения по существу, которые либеральная часть общества выдвигает против сталинизма, а значит – в пользу демократии, сводятся в основном к двум позициям: этической и экономической. Этическая позиция напоминает о цене вопроса – миллионах жизней, которыми была оплачена сталинская «победа». Экономическая позиция констатирует: уже полвека спустя страна распалась на части, не в последнюю очередь потому, что явно отстала в своем экономическом развитии от демократических стран.

Аргументы этического порядка сталинисты обычно парируют тем, что демократия тоже отнюдь не всегда являлась на свет в белых одеждах: мол, и демократические революции нередко сопровождались массовыми жертвами. На аргументы экономического порядка сталинисты отвечают, что роковое отставание произошло потом, уже в послесталинскую эпоху.

Кому-то может показаться, что они правы и модернизационный потенциал тоталитарного общества по-настоящему безграничен. Но это впечатление быстро улетучится, если принять в расчет длительные исторические циклы.

Действительно, и Петр I, и Сталин достигли некоторых экономических высот, взнуздав страну. Но уже к концу их жизни, через одно-два поколения после начала реформ (то есть через двадцать – сорок лет), начиналась непреодолимая стагнация, корни которой уходили именно в «эпоху великих побед». В конечном счете эти «победы» – как следствие революции – и оказывались причиной системного отставания. Из-за авторитарной природы модернизаций Россия развивалась от революции к революции, по алгоритму «шаг вперед и два шага назад». И с веками маятник потрясений раскачивался только сильнее. Сравнивать надо не авторитарную модернизацию с архаикой, как это у нас обычно делается, а эффективность авторитарной и неавторитарной модернизаций на длительных отрезках времени.

Там, где господствовала демократия, развитие шло более равномерно, с меньшими колебаниями исторического маятника, что на больших отрезках времени давало обществу огромную фору. Терпение людей не истощалось под гнетом автократии, не выплескивалось в кровавую гражданскую, не превращалось в истощающую апатию под бессменным правлением геронтократических лидеров, а просто одни политики мирно менялись на других, один политический курс сменял другой и общество галсами шло против ветра различных жизненных невзгод.

В итоге при всех жертвах, положенных на алтарь авторитарной модернизации, Россия каждый раз, снова и снова, оказывалась в положении догоняющей. В этом положении она находится и сейчас. Стратегически, глядя не себе под ноги, а вдаль, на долгую историческую перспективу, для России альтернативы демократии не существует. Иначе рано или поздно очередной размах революционного маятника просто уничтожит Россию как государство. Амплитуду этого маятника можно погасить только с помощью демократии. Но вот вопрос: какая именно демократия нужна нашей стране и как ее выстроить с минимальными издержками?

Задачу придется решать сразу на двух уровнях. Во-первых, России необходимо выстроить демократический фундамент – сделать то, что уже давно сделано в западной части Европы. Но не только наверстать упущенное, а учесть и те новые вызовы, ответы на которые ищут современные западные демократии, испытывающие сегодня серьезные затруднения. Нельзя сначала создать демократию образца XIX века (а именно это все и пытаются делать) и тут же начать ее перекраивать.

Демократическая «классика» нормально уже не работает нигде: ее время ушло. В информационном обществе бессмысленны и бесполезны механизмы политической мобилизации, изобретенные в середине XIX века. Мы каждый день видим, как стагнирует партийная система, неспособная более исполнять свои функции. В России придется сразу строить демократию XXI века, перепрыгивая две ступени за один раз и доказывая правоту евангельской заповеди о последних, которые могут стать первыми.

Что значит «создание фундамента демократии» в России? В мире есть сотни определений демократии и десятки разных ее теорий. Не стану пытаться сформулировать принципиально новый взгляд на предмет или повторять какие-нибудь банальности. Так или иначе, демократическим будет признан тот строй, где в принятии политических решений последнее слово принадлежит обществу, включая все его меньшинства. Не части общества, имеющей право голоса по некоему цензу (материальному, образовательному, этническому и так далее), а всему взрослому и дееспособному населению страны.

В этом отношении демократизм стран, где имеется слишком много «неграждан», всегда будет оставаться для меня под вопросом, несмотря на все исторические предпосылки такого положения вещей.

Сразу оговорюсь, что речь идет не о воссоздании, а о создании такого строя впервые в истории России – здесь, у нас, право решающего голоса обществу фактически не принадлежало никогда. Ни в самые «вегетарианские» давние времена (включая короткий период между Февральской и Большевистской революциями: не будем путать анархию с демократией как организованным процессом), ни в такие спорные годы недавней истории, как девяностые.

Отсутствие ярко выраженных политических репрессий является необходимым, но отнюдь не достаточным признаком демократии.

Российская политическая система была в конце 1993 года (после вооруженного столкновения со сторонниками Верховного Совета) абсолютно осознанно сконструирована таким образом, чтобы вывести фигуру Президента за рамки провозглашенного, но так и не реализованного в жизни разделения властей. В этом плане Конституция посткоммунистической России не ушла далеко от «конституционных законов» самодержавной Империи. Все это в итоге и привело к тотальной деградации государственности в России: к сосредоточению власти в руках президента и его окружения, а впоследствии – к восстановлению неототалитарного режима.

Итак, основополагающий вопрос при создании в России демократии – как втолкнуть верховную власть в систему разделения властей, включить ее в общий баланс сдержек и противовесов, поставить deep state под контроль общества, а то и вовсе ликвидировать его сакральное значение. Это чисто институциональная задача, которая может и должна быть решена конституционно-правовыми методами в рамках общей политической реформы.

Возможно, на данном этапе лучший способ ее решения – переход к парламентской демократии. Так или иначе, в России не должно оставаться политической институции (как бы она ни называлась), которая возвышается над всеми другими ветвями власти и имеет полномочия, не уравновешенные симметричными полномочиями других ветвей. Только в этом случае «золотая акция» демократии останется у общества, а не будет экспроприирована группировкой, близкой к верховному правителю.

Но даже если реализовать столь глубокую институциональную реформу на практике, сделает ли это Россию успешным и демократическим государством?

Ответ не выглядит простым: демократическим – да, успешным – нет. Причина такой неоднозначности – в тех системных вызовах и сбоях, с которыми демократия сталкивается сегодня повсеместно: не только в России, а во всем мире, в том числе и на Западе — в своей альма-матер. Просели прежде всего электоральные механизмы, в основе которых – работа партийных машин. В условиях развитого информационного общества партии перестали быть единственными и даже главными инструментами политической мобилизации.

В наши дни такими инструментами стали компактные и мобильные группы активистов, не имеющие широкого представительства в массах, но способные при достаточном ресурсном обеспечении очень быстро установить с ними контакт через современные медиа и направить движение масс в желательном для себя направлении.

При этом возможные источники ресурсного обеспечения в современном мире весьма диверсифицированы и с трудом поддаются публичному контролю даже в обществах с устойчивыми демократическими традициями и стабильными государственными институтами.

Значение этих перемен в функционировании демократии неоднозначно. С одной стороны, они делают политическую систему более динамичной, адаптивной и, естественно, открытой. С другой – открывают широчайшие возможности для манипуляции общественным сознанием, провоцируют нездоровый популизм и тем убивают саму суть электорального процесса. Пока не очень ясно, как научить демократию работать в принципиально новых условиях. Одно ясно совершенно: если выстроить в России лишь демократию вчерашнего дня, то, вопреки всем усилиям и понесенным жертвам, она не заработает и весь проект окажется провальным, еще не начавшись. А сама идея демократии дискредитируется еще больше.

Выходит, что у России нет иного выбора, кроме как попытаться стать не просто демократическим, а самым передовым демократическим обществом, при созидании которого задействованы новейшие политические технологии. Трудность в том, что подсмотреть, как это делается у других, тоже особенно негде. Мы обречены вновь стать страной социального и политического творчества. В который раз! И происходит это не по нашей собственной воле. Просто у других есть возможность потянуть время, поэксплуатировать имеющийся политический капитал, а у России такой возможности нет: нам и так и так надо строить демократическую систему почти с нуля, а значит – совершенно по-новому, на свой страх и риск, полагаясь больше на свою интуицию, чем на чужой опыт. Эту проблему недооценивают некоторые российские либералы-западники, слишком догматически относящиеся к подходам, наработанным в Европе.

Кроме обязательной программы демократии, сводящейся в первую очередь к грамотному исполнению институциональных реформ, призванных разрушить российское самодержавие системой разделения властей, Россию ждет большая демократическая произвольная программа, от качества исполнения которой в значительной мере и зависит общий успех. И эта программа не будет простой. Степень сложности демократической системы должна быть адекватна степени сложности современного общества.

Позволю себе аналогию. И в мелком торговом предприятии, и в гигантском международном концерне действует один и тот же принцип: акционеры (участники) принимают главные решения большинством голосов. Но механизм реализации права большинства у этих фирм разный. Гигантский многопрофильный концерн не может управляться так же, как маленькая лавка. В нем заложено множество специальных механизмов, предотвращающих возможность совершения большинством ошибок (на деле довольно частых), эти механизмы гарантируют права меньшинства, но мешают ему тормозить работу предприятия и злоупотреблять своими правами.

Так же и в государстве: демократия – это очень сложная система (возможно, более сложная, чем авторитарная власть), причем это всегда «индпошив» под конкретную страну и исторический момент.

Сделать такую работу для огромной, территориально, культурно, природно-климатически разнообразной России непросто. Отсюда и мысль, что надо экспериментировать с парламентскими формами, допускать асимметрию и, конечно, выводить как можно больше решений вниз, децентрализовать все, что поддается децентрализации. Надо исходить из того, что реальной, классической партийной системы в России как не было, так уже никогда и не будет. Стало быть, электоральный механизм мы выстроим вокруг чего-то другого – того, что приходит ныне на смену традиционным партиям.

Ко всему этому надо готовиться сейчас, незамедлительно разворачивая дискуссию о политической форме будущей российской демократии, не откладывая поиск решений на потом, потому что потом времени уже не будет. И это должны быть не пустые заклинания о пользе демократии и не треп о ее общих принципах.

Это должен быть разговор о деталях, с привлечением экспертов и максимально широкого круга интересантов: ведь именно в демократических деталях прячется авторитарный дьявол. Его-то мы и просмотрели в «самой лучшей» Конституции 1993 года. Нельзя, чтобы эта ошибка повторилась.

Продолжение следует...

 

Весь номер на одной странице

 

| На главную страницу |